FARSANTES (русификация сериала)

Аргентина, Pol-ka, 2013: Хулио Чавес, Факундо Арана, Грисельда Сицилиани, Бенхамин Викунья, Альфредо Касеро, Леонор Мансо, Хулиета Кардинали, Марио Пасик, Эдда Диас, Эстебан Ламоте, Ингрид Пеликори, Пилар Гамбоа, Ромина Ричи, Чино Дарин и др.
Ответить
Íris
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 3345
Зарегистрирован: Чт май 24, 2012 14:35
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение Íris » Пт окт 25, 2013 08:15

Беру на перевод 68 серию

TanGo
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 1408
Зарегистрирован: Сб дек 18, 2010 16:48
Gender:

перевод 66-й

Сообщение TanGo » Пт окт 25, 2013 18:45

перевод 66-й серии:
(опять же черновой)
- Камила, пожалуйста! Мы опаздываем.
- Уже иду. Чуточку терпения, пожалуйста. Для меня это не так уж легко, знаешь?
- Да, жизнь нелегка, как ты уже знаешь.
- Ой, какой же ты напыщенный! Я тебе не ученица, не надо со мной так разговаривать.
- Знаю, что ты не моя ученица, знаю, знаю. Пойдём, пожалуйста, мы опаздываем, пошли. Мы не успеем.
- Куда мы идём?
- Сделать кое-что для Педро, пошли.
- Что?
- Скажу когда приедем, пошли.
- Нет, прости, но нет, извини, я не поеду. Пока не скажешь куда – я не поеду.
- Не поедешь?
- Нет.
- Готово. Мне надоело, я сделал всё, что мог.
- Нет, постой, постой!
- Что? Чего тебе?
- Мы едем к Педро? Мы к нему едем?
- Да, он хочет с тобой увидеться, поехали.

- Я… уже давно торчу у конторы Грациани. Но впустую, он не появился. Так что поеду к нему домой. Ты занимайся своим делом, ок? Ух… Чего тебе здесь надо?
- Ч-ш-ш… Сколько раз мы тебе говорили, чтоб ты не лез к нашим? Смотри, на что ты меня теперь вынуждаешь. Чувствуешь лезвие?
- Да, чувствуется.
- Теперь заводи машину.
- Не вздумай меня поранить. Иначе я тебя засажу на следующие 10 лет твоей жизни, клянусь.
- Какой же ты борзый, а? Шевельну рукой и раскрою тебя.
- Не надо меня резать.
- Заводи машину.
- С твоим-то прошлым…
- Из-за моего прошлого… у тебя коленки трясутся от страха. Заводи машину.

- Ты куда, мам?
- Э? Ну, пока ещё не знаю, то ли потратить все деньги на покупки, то ли пойти в кино, а потом вкусно поужинать. Или нет! Куплю билет и поеду в Париж, как тебе?
- Какая ты остроумная. Смотри у меня, никаких лотерей и тотализаторов, а то я по твоим глазам вижу.
- А что с глазами? Нет-нет-нет, что было то прошло, Габи. Иду проведать подругу. И перестань меня контролировать, сделай одолжение.
- Тебя правда тут не будет? Я скажу Антонио, он попросил квартиру, ему она нужна, и если тебя не будет – для него так удобней. Мне ему сказать?
- Конечно, меня не будет. Аида уходит и больше не мешает.
- Ладно тебе, ты не мешаешь, мама.
- Не скучай по мне.
- Гилье, привет.
- Да, Габи. Что известно про Майдану?
- Я уже 5 раз звонила, разговаривала с судьёй, у меня есть номер телефона Хосе. Всё замечательно.
- Ладно… А что с больницей?
- Гилье, пожалуйста, не беспокойся.
- Хорошо. Извини, просто я весь на нервах, мне…
- Всё получится, к Майдане приставлена охрана, Альберто делает то, о чём мы условились, Хосе в курсе про соседку. Всё будет хорошо, просто замечательно.
- Ладно. Пока.
- Тебе неприятно, что я вожу машину Педро?
- Нет, мне не неприятно, что ты водишь машину Педро, нет.
- Когда он её купил, было два комплекта ключей, один дал мне, другой оставил у себя.
- Вот это да!
- Почему ты такой? Я просто рассказываю мелкие подробности, чтоб тебя разговорить. Что тебя задевает? Разве мы не можем поболтать?
- Нет необходимости. Что, хочешь рассказать мне всю свою жизнь?
- Нет.
- Выкладывай шаг за шагом. Делаешь ли йогурт сама или покупаешь, где проводишь полную эпиляцию, выкладывай всё, мне очень интересно.
- Какой же ты грубиян.
- Нам не нужно разговаривать. Ты ведь меня не выносишь, так не разговаривай со мной. Я с тобой тоже, и всё будет отлично.
- По-моему, великолепная мысль.
- Угу.
- Мне нужно запутать следы? За нами будет кто-то следить?

- Добрый день.
- Здравствуйте.
- Как поживаете? Не будете ли вы столь любезны проинформировать меня, действительно ли Роберто Майдана скоро выходит?
- Пока что ничего неизвестно, мы ждём, пока его выпишет врач.
- А то знаете, было бы очень желательно, видите ли…
«Верховный суд»
…чтобы он подписал кое-какие судебные документы, прежде чем отсюда уйти.
- Не возражаю, как только что-нибудь станет известно – я вам сообщу, ладно?
- Знаете, это всего две минуты, не больше. Иначе говоря - он подпишет документы, а потом всё может идти своим чередом.
- Мне это ясно. Подождите там, пожалуйста.
- Вы очень любезны, сеньорита, большое спасибо.
- До встречи.

- Подойдите поближе, доктор, пожалуйста, посмотрите сюда.
- Эм…
- Гляньте на яички этого пса, гляньте.
- Простите, вы меня просите…
- Подойдите ближе, взгляните поближе. Ему отрезали яички! Гляньте, поэтому говорю, что это не просто такое выражение. Я отвела его к ветеринару для того, чтобы его помыли и сделали брашинг. Понимаете меня? Над чем вы смеётесь?
- Что?
- Над чем вы смеётесь?
- Тут брашинг невозможен…
- Ему отрезали яички!
- Так… Брашинг невозможен, сеньора, ведь… у пса короткая шерсть.
- Ему отрезали яички!
- Хорошо…
- Вот в чём проблема, понимаете?
- Дайте взглянуть.
- Его ошибочно кастрировали.
- Покажите мне другую сторону.
- Повернись, милый. Покажи доктору, как тебе обрезали яички. Глядите, здесь, вот.
- Ага…
- Простите, чего вы смеётесь? Чего смеётесь? Понимаете, что… это выставочный кобель, доктор, понимаете? Я хотела, чтоб у него было потомство, из-за них я теряю большие деньги!
- Да, это целое состояние, действительно. Вы говорите, что он был кастрирован без вашего согласия?
- А ну? Простите, что прерываю, мне очень интересно взглянуть на это, потому что у меня есть задумка кое-кому отрезать яички. Хочу посмотреть, как это делается. А ну, дорогой.
- Эм…
- Ух ты! Как аккуратненько! Скальпелем или ножницами?
- Очень аккуратненько, только я не хотела его кастрировать!
- Я прошу! Простите, извините…
- Никто не хочет, чтоб его кастрировали, не так ли?
- Очень тебя прошу…
- Да?
- Оставь меня на секундочку, мне нужно посмотреть… Найди мне дырокол.
- Не буду я ничего тебе искать.
- Посмотри, он там…
- Иди ты к чёрту!
- Чтож, доктор, мне нужно, чтоб вы посоветовали, что тут можно сделать, я хочу, чтоб эти люди заплатили, понимаете меня?
- Да, чтож…
- Потому что яички мне никто не вернёт.
- Перво-наперво, мы должны… Из-за отсутствия яичек… вам повезло, он будет петь, потому что певец из него будет чудесный. Послушайте, сеньора, нужно прикинуть… Смотрите, меня аж в жар бросило. От таких происшествий с животными меня прям берёт жалость. Нам необходимо прежде всего…
- Не переживай.
- В первую очередь осознать действительность. Нужно начать привыкать в мысли, что у пса нет яиц.

- Мой отец уже уехал?
- Да, уехал. Они только что уехали, я их слышала… Привет. Слышала их из комнаты, но честно говоря не знаю, что будет, потому что они переругались.
- По мне, так это просто безумие, что они поехали вместе.
- Ты ему сказал?
- Нет, какое там. В последнее время моему отцу ничего нельзя сказать.
- «В последнее время» ты не говоришь ему ни об этом, ни про учёбу, ни про свою мать, не говоришь, что мы снова вместе. Не знаю, что ещё ты будешь от него скрывать? Ну да! Ведь ты всё время жалуешься, ищешь ссор. И получается, ты точь-в-точь как он! Врёшь, скрываешь.
- Любовь моя, я только пришёл, а ты уже меня достаёшь? Притормози.
- Нет, просто знаешь, что со мной? Мне страшно. Потому что, не знаю… мне думается, что ты наверняка и от меня что-то скрываешь.
- Не-не-не, постой. Будешь полоскать мне мозги – уйду сейчас же.
- А! Вот ещё одна твоя типичная черта – ты злишься! Конечно, ты злишься, потому что тебе говорят что-то, что действительно так и есть.
- Так, ладно, сама напросилась. Ты невыносима, что тут скажешь?
- Обманщик.

- Ещё долго?
- Не знаю, долго ли ещё.
- Вечно ты в дурном настроении. Я лишь спросила про время.
- Не будем разговаривать, нам необязательно.
- Мы не разговариваем, я задала тебе вопрос, это не разговор.
- Я тебе ответил. Сейчас придёт Педро, поговоришь с ним – и чао. Нам с тобой нет необходимости больше видеться. И готово.
- Ну, а вдруг нам придётся и дальше встречаться, откуда тебе знать? Он попросил о встрече со мной, быть может… не знаю, нам придётся друг с другом видеться.
- Алло?
- Там у дверей полицейские, не могу подойти. Нужно, чтоб вы подождали.
- Ладно, спокойно. Не рискуй, мы здесь тебя подождём.
- Что с Майданой?
- Должно быть, по дороге в контору. Габи его опросит.
- Она там?
- Ммм? Кто?
- Знаешь, о ком я.
- Да, да, она здесь. Кофеёк попивает.
- Будь с ней терпеливей, пожалуйста, не надо на неё нападать.
- Конечно.
- Сделай это ради меня. Мне нужно с ней увидеться, поговорить, я её давно не видел.
- Конечно.
- Мне нужно уходить, они смотрят сюда. Как только смогу – вернусь. Дождитесь меня.
- Что он сказал?
- Чтоб мы подождали. И я сказал «да».
- А он что ответил?
- «Спасибо».

- Чтож, ты у меня дома, добро пожаловать. Останешься тут со мной, пока Майдана не даст показания.
- Ты не представляешь, во что влип.
- Как же нет?
- Я генеральный прокурор. Знаешь, каким станет твоё личное дело? Просто загляденьем!
- По-моему, после показаний Майданы моё личное дело рядом с твоим будет казаться шалостью двухлетнего малыша.
- Ты не только цепной пёс моего брата. Ты ещё и его любовничек? Держи ухо в остро с этим педиком, он выбросит тебя на улицу выжав досуха, как всех остальных!
- Ты ревнуешь. Конечно, ты ревнуешь. Хочешь кофе?
- Мразь! Отпусти меня, сукин сын!
- Скоро пойдёшь. Смотри - Майдана даст показания, я тебя отпущу и вали к такой-то матери. Понял?
- Не представляешь, ты не представляешь…
- Как тебя домогаются, а? Кофе хочешь? Нервничаешь? Ну у тебя и тяжёлый взгляд, а? Так хочешь кофе или не хочешь?

- Поверить не могу, ты просто размазня. Я-то думал, ты человек слова, братан!
- Погоди, сейчас у меня нет денег, но ты оформи мне, не знаю, рассрочку.
- Рассрочку?
- Через 20 месяцев я тебе заплачу разом, давай!
- Слушай, размазня тут ты, тебя же дурят, втюхивают фуфло не по-детски.
- А ты заткни фонтан, ага?
- Ладно.
- Не заставляй меня…
- Я лишь высказываюсь о том, что тут происходит – тебя дурят.
- Спокуха, спокуха.
- Я спокойна.
- Ладно.
- А ну, давай-ка сделаем вот что. Знаешь, как мы поступим? Дай-ка мне бумажник!
- Постой, ты чего?
- Дай сюда бумажник и докажи, что ты без денег! «У меня нет денег, дай мне рассрочку». А ну, у тебя точно нет денег? Покажи бумажник!
- Ты чего, детка?
- В смысле «ты чего»?
- Ты кто такая, коротышка? Ничего я тебе не дам!
- Э-э! Спокойно, прикуси язык, братан! Коротышкой её называю только я, знаешь ли, пупсик! Закрой рот!
- Постой…
- Так значит, ты пустой, без денег? А ну?
- Смотри, смотри!
- Сто, двести, триста, шестьсот. У тебя тысяча песо.
- Это для другого, мне нужно заплатить за другое.
- Тысяча, прекрасно. Хорошо, это я оставлю себе, папаша. Теперь ты мне должен 19 штук.
- Как я тебе отдам, если ты вытянул все деньги, что у меня были. Теперь у меня точно больше нет. Чего тебе ещё?
- Знаешь, что я с тобой сделаю, гусь? Установлю тебе график платежей, как ты и сказал. Ты хотел график платежей – ты его получил. Каждый раз, как тебя встречу – буду бить морду и забирать все деньги, дебил!
- Готово, после того, как заплатишь 20 штук - дело в шляпе, понял? Мы обо всём забудем.
- Да. Будешь весь опухший, как пузо, тупица! Пошёл вон, пошёл вон!
- Мать вашу…
- Видал? Что это за фигня, дурень?
- Боже, Боже… Алло? Аида, здорово. Нет, Габи тут нет. Не знаю, позвони в офис, наверное, она там. Пока-пока.
- Что случилось?
- Да ничего не случилось, это Аида мне звонила, тоже какая-то странная, не знаю, как будто… потерянная, не знаю.

- Сони! Если позвонит Майдана – срочно мне сообщи. Да? Мама?
- Габи, доченька…
- Что такое?
- Нет, просто я не… Не знаю, где я. Не знаю, где дом Марии Елены. И тебя тоже дома не нашла, ты где, дочка?
- Не понимаю, о чём ты говоришь.
- Что я заблудилась. Даже не знаю, где нахожусь, ничего не узнаю.
- Мама, если хочешь денег на такси – так прямо и скажи, не пугай меня понапрасну.
- Нет, нет. Ведь адрес был 666 по Валье, да? Такой же был адрес, Валье 666?
- Мам, я не понимаю и у меня нет времени. Я жду клиента, очень тебя прошу! Если собралась ловить такси, чтоб приехать сюда – оставь эту мысль, я не дам тебе денег.
- Нет-нет-нет, я не в такси, нет. Я заблудилась, дочка, не знаю, где я, не знаю.
- Ладно, пока. Это Майдана?
- Нет, нет. Ты видела тётку, что пришла сюда с шикарной псиной?
- Да.
- Она подкинула мне очень интересную мысль.
- Какую?
- Я отрежу яйца Маркосу.
- Это такая метафора, или ты подразумеваешь зону тестикул?
- Чикну-вжикну, упадёт яйцо, второе – чао.
- Просто восторг. По-твоему, мой рабочий день заключается в том, чтоб выслушивать, как ты отрежешь яички моему коллеге?
- Ой-ёй!
- Мне так не кажется, Соня. Я тебя очень люблю, и говорю это от всего сердца, но я немного расстроена, немного нервничаю, и всё это вместе заставляет меня задуматься, что ты должна прекратить эту войну с Маркосом! Либо обними его вот так, и останься с ним навечно, либо брось его, и уйди к другому. А то…
- Фу! Мать твою…
- Это он на пса.
- Маркос!
- Судьба надо мной прикалывается, Габриела! Пёс меня опередил?
- Иди помоги ему, помоги.
- Иду, Маркос!
- До каких пор мы будем вот так?
- Без разговоров, любимый, ты ранен. Да? Я тебя полечу.
- А это?…
- Перекись, да. Дай мне ручку.
- Ай, мать твою!
- Вот так! Ч-ш, будь мужчинкой. Боль закаляет. Что?
- Это же спирт, мерзавка.
- Нет!
- Да.
- Вот дурочка-то…
- Да, ты дурочка.
- Прости. Стой спокойно, я тебя забинтую. А ну, давай сюда, любовь моя. Вот так. Хорошенько замотаем, вот так.
- Невероятно, что она обо мне заботится…
- Вот так.
- Лечит меня…
- Вот так.
- Не затягивай так сильно.
- Вот так. На 10 баллов.

- Ветчина и сыр, осталось четыре последних кусочка, так что по половине каждому, нормально?
- Это последний сандвич, который ты съешь. А потом зажуёшь 10 лет! Будешь жрать баланду!
- Вообще-то, мне нравится баланда.
- Вот придурок!
- Только её надо побольше, ведь передо мной только тарелку поставь. Я как собака – поставишь миску – всё сметёт. Ротик прикрой. Ой, мать моя… Привет.
- Доставка на дом.
- Сейчас не могу, знаешь?
- А… Ты с кем-то?
- Угу…
- Сообщи в полицию, меня похитили!
- А, приехали!
- Слушай сюда, долбаный придурок!
- Да?
- Ты меня знаешь, Мигель Анхель, в следующий раз, когда повысишь голос в этом доме – я тебя на куски порву, понял?
- Что этот тип тут делает? Ты сбрендил?
- Возникли сложности...
- Сложности возникли у твоего друга. Я генеральный прокурор, Мигель Анхель Мендоса. Огромные сложности!

- Какое странное место. Очень странное место ты выбрал. Тут воняет.
- Как же ты любишь провоцировать, а? Какой смысл меня провоцировать? Что тут забавного, не знаю? Зачем быть такой противной?
- Не переживай, я не стану позориться, когда придёт Педро. Если мне захочется плакать – я проглочу слёзы. Все. Одну за одной, вот так… Ай, какой отвратительный запах.
- Хватит.
- Что «хватит»?
- «Что хватит»? Хватит.
- Нет. Нет, я не прекращу. Могу продолжать и продолжать. Потому что ты меня унижаешь своим… молчанием и своей манерой со мной разговаривать. Думаешь, я не знаю, что лишняя? Знаю, что лишняя, знаю, что он не со мной хочет увидеться, я это знаю. Да, знаю я, знаю, мне это ясней ясного.
- Хы…
- Да, «хы».
- Пожалуйста!
- Что «пожалуйста»?
- Если ты знала, то зачем пришла? Не надо было приходить – и всё тут. Отказалась бы от этой жути – и дело с концом.
- Знаешь, почему я пришла? Потому что люблю его. Потому что хочу с ним увидеться. Потому что скучаю по нему, потому что он – моя жизнь, потому что… Я не знаю, как без него жить. И мне необходимо его увидеть. Пусть даже на 10 минут, мне нужно увидеть его своими глазами. Пусть даже он не хочет меня видеть. Я прекрасно знаю, что он мне позвонил, из… сострадания, ему меня жалко. Мне неважно. Неважно, я его люблю. Люблю, мне необходимо его видеть, прикасаться к нему. И я сижу здесь, рядом с тобой, в полном одиночестве, ведь я в полном одиночестве. Унижаясь, болтая глупости без остановки.
- Угу.
- Да, знаю. Я знаю, дорогой, знаю. Мне всё равно, я пойду на что угодно, лишь бы его увидеть. На что угодно, ты это понимаешь? Понимаешь, что кто-то настолько сильно, настолько глубоко любит человека, что способен на что угодно, лишь бы увидеть его на 10 минут? Можешь это понять? Твоё сердце способно это понять? Ты способен так любить кого-то? Способен любить Педро так же, как люблю его я?

- Извините, сеньорита. У вас есть новости касательно моего дела?
- Нет, пока что ничего.
- Знаете, вы мне сказали подождать, и я подождал. И сейчас уже 12-30.
- Дело в том, что сеньор Мейган…
- Майдана. Роберто Майдана, сеньорита. Вы не будете столь любезны, пожалуйста, узнать для меня, в котором часу ему позволят выйти отсюда? Потому что очень важно, необходимо, чтобы сеньор Майдана подписал документы прежде, чем выйдет отсюда.
- Я позвоню, хорошо?
- Благодарю вас, сеньорита, вы очень любезны.
- Ничего, мне никто не отвечает. Если вы потерпите – я выясню лично, да?
- Угу.

- Чтож, сеньор Майдана, располагайтесь, расслабьтесь, присядьте, дело несложное. Эм… Поведайте мне в деталях, что помните? Откуда вы ехали перед нападением? Можете ли вы вспомнить подробно, что чувствовали, о чём думали, что слышали прежде, чем вас ударили? Да. Показать ему фото. Этот человек хотел на вас напасть? Вы уверены?

- Да, тысяча извинений, мне сказали, что его увезли 10 минут назад через чёрный вход, из предосторожности.
- Как-как?
- Да, когда человек под охраной полиции – так делается.
- Детка, я же тебя предупреждал, что он должен подписать бумаги из суда!
- Да, я звонила, но линия была занята, а потом я забыла, простите. Но если вы позвоните прокурору или в комиссариат, то вам скажут, куда его повезли.
- В какой суд, в какой комиссариат?
- Не знаю, я не в курсе.
- Мне нужна эта информация сейчас же, понимаешь?
- Единственное, что я знаю, что они часто разговаривали с той девушкой, с адвокатом Сориа.
- Да.
- Она точно сможет вам сказать. Хотите её номер?
- Нет, не надо.
- Вы меня убить готовы.
- Да зачем тебя убивать, если ты просто дура. Мать твою растак…

- Чёрт… Анто? Я сейчас не могу разговаривать. Давай вкратце, я жду очень важного свидетеля, пожалуйста.
- Да, мне снова звонила твоя мать, говорит, что заблудилась неизвестно где. В общем, я беспокоюсь.
- Ай, Господи, именно сегодня! Ладно, но будь настороже, не давай ей деньги. Самое главное – не давай ей деньги, ладно?
- Да, но… она заплакала.
- Ай, так бы и убила! Почему ей надо такое устроить сегодня? Я должна принять очень важные показания! Что за баба, ради Бога! Будто нарочно так делает!
- Лады, забудь, пока! Прости, не надо было тебе звонить, прости.
- Нет, это ты меня прости, я не хочу на тебя орать, просто эта женщина меня очень расстраивает. Я тебе благодарна, прости.
- Всё нормально, спокуха, работай дальше, не буду больше тебя доставать. Я заметил, что она не в себе, какая-то потерянная, странная. Не знаю, мне пришло в голову тебе позвонить, прости.
- Держи меня в курсе, если что – пришли смс, скорее всего я не смогу ответить на звонок. Целую.

- Такой весь из себя чуткий, просто впечатляюще. «Работай дальше, не хочу тебя доставать». Шикарно!
- Я вот так говорю?
- Да, да. Ты всё ещё думаешь об этой тёлке, понимаешь?
- Я чуткий, я падре Фаринело [знаменитый аргентинский священник]
- Да, да, заметно. Что такое, поедешь за ней? Ух… У этой тёлки всё зашибись, шикарно жизнь устроилась, все за ней бегают туда-сюда.

- Не ешь, если не хочешь это есть – не ешь.
- Твоя мама ни разу не звонила. Странно, да? Но она не звонила.
- Это были ужасные дни. Даже не передать. Не представляете, как мне было страшно. Это было жутко.
- И как теперь будет дальше?
- Чтож, нужно выждать. Ситуация в данный момент такова: Габи поручено взять показаний у Майданы, нужно ждать, затем Бето присматривает за Мигелем, а Хосе, обвинитель по делу Педро, в больнице, где у нас ещё один свидетель. Так что… какой-нибудь толк из всего этого выйдет.
- Да?
- Наверняка будет какой-то толк.
- Гилье…
- Ммм?
- Оставишь меня с ней?
- Не надо ничего мне говорить.
- Да, нам нужно поговорить.
- Нет.
- Да, нужно поговорить, нам с тобой нужно поговорить.
- Сейчас неподходящий момент. Я столько времени ждала встречи с тобой, знаешь?
- Слушай… когда я вернусь.
- Когда вернёшься – тогда и посмотрим. Гилье сказал, что с Майданой дело примет новый оборот. Потом посмотрим. К чему тебе сейчас говорить, бросишь ты меня или нет?
- Нет, это не насчёт того, бросаю я тебя или нет. Это насчёт нас, насчёт тебя. Ты мне очень дорога. Правда, ты хороший человек.
- Тогда останься со мной. Ты влюблён?
- Прости, если причинил тебе страдания. Прости меня.

- Ты должен его отпустить.
- Не могу. Гилье велел его не отпускать.
- Мне глубоко плевать, что велел Гильермо. Кто попадёт в тюрьму? Гильермо вместо тебя?
- Ты ничего не понимаешь, так ведь?
- Нет, я никогда ничего не понимаю. Не понимаю, не понимаю, нет, не понимаю.
- Этот придурок пытался убить Педро. И пытался убить свидетеля. Так что если я его отпущу – вина ляжет на Педро, врубаешься?
- Педро, Гильермо, Габриела, контора.
- Угу.
- Кто подумает о тебе?
- Этот придурок – генеральный прокурор.
- А, ни больше, ни меньше.
- Чтож…
- Ни больше, ни меньше…
- Когда свидетель даст показания, этот придурок превратиться из генерального прокурора в обычного преступника, понимаешь? И вот тогда я сниму с него наручники, разобью ему морду в хлам, как пообещал, и потом лично отвезу в тюрьму. Понимаешь меня?
- Нет, не понимаю. Ведь если свидетель не даст показания? Если он передумает? Что будет, Альберто?
- Этого не произойдёт.
- А если произойдёт?
- Алло?
- Ответь мне. Если произойдёт, то что? Мне снова ждать тебя 10 лет?
- Я уже тебе сказал. Я не подумал.

- Ой, матушки святы, дорогой! Будем целый день ездить искать эту недотёпу.
- А ты хочешь, чтоб мы её тут бросили, балда? Ей же сто миллионов лет! Она должна быть где-то здесь.
- Да нет её здесь, балбес! Тормози, балбес, тормози, я хочу выйти, я сваливаю. Хочешь быть нянькой у Габриелы? Прекрасно, дорогуша! Хочешь выбрать этот путь? Прекрасно, а я для себя такого не хочу.
- Чудно, просто мечта. Знаешь что? Хочешь выйти?
- Ага.
- Выходи, прогуляйся 72 квартала до автобусной остановки, вали. И не морочь мне голову, замётано!
- Ну и прекрасно! Думаешь, я побоюсь сесть здесь на автобус? Нет, совсем не побоюсь, дорогуша. И тебе тоже по барабану старуха! Ты это делаешь, потому что хочешь, чтоб Габриела обратила на тебя внимание, дурень!
- Можно задать вопрос, дурында? У тебя нет сердца, да? Тебе на всё плевать?
- Нет.
- Нет?
- Для этой старухи, что хреново со мной обращается – нет, у меня нет сердца, что тут скажешь?
- Ты что, Железная леди, Маргарет Тэтчер?
- Да, и тебе тоже по барабану эта сеньора, так что нечего трепаться.
- В смысле «нечего трепаться»? Хочешь, чтоб я бросил её тут, забыл про неё, чтоб никогда больше не увидел Габриелу, этого хочешь?
- Ну а почему нет?
- А ну, растолкуй, какого чёрта мне делать, если я сегодня расстанусь с Габриелой? Давай, растолкуй, что мне делать? А ну?
- Не знаю.
- Нарисуй карту, список того, что мне делать, если однажды я проснусь и не буду больше видеться с Габриелой? Я ума не приложу, балда!
- Тоже можешь познакомиться с кем-нибудь другим. И можешь, не знаю, открыть другой бизнес. Сейчас тебе везёт, у тебя водятся деньги.
- А ну, и какой такой бизнес?
- Ну, не знаю, балбес, не знаю! Дай подумать… Бар! Точно, открыть бар или бильярдный зал!
- Бар?
- Нет, погоди, или бар с бильярдом! Понял, смешаем в одно. Понимаешь, о чём я?
- А ты шаришь в бизнесе, а?
- Видишь?
- Кумекаешь в маркетинге. И что мне там светило бы? Чем бы я занимался?
- Ну, ты был бы управляющим. Управляющим, одевался бы в обтягивающий прикид, ведь тебе по душе показывать мускулатуру…
- Шалунья.
- Притормози маленько. И гонять алкашей, не знаю.
- Надену такой прикид, чтоб меня называли…
- И наркодилеров тоже гонять из бара по ночам.
- Надену такой прикид, буду ходить с ящиком пива, чтоб выделяться, и пусть меня называют Обтяжка. Как тебе, а?
- Видишь, тебе же нравится.
- Знаешь, что я с тобой сделаю?
- Нравится прикалываться.
- Остригу тебе затылок, обрею с боков налысо, оставлю такую блондинистую чёлочку, чтоб падала вот так…
- Да ты в теме, а? Чего зациклился на Габриеле? Ты же сорвиголова, чего притворяешься?
- Потом возьмём, закроем бар…
- Да.
- И будем спокойно играть на бильярдике.
- Лады.
- Пивко, ещё пивко.
- Лады, пиво пойдёт.
- Так ты запьянеешь, забьёшь чёрный шар и покажешь мне попку. И я её пощупаю.
- Думаешь, накачаешь меня пивком, и я расслаблюсь? Держись, ещё посмотрим, кто кого пощупает.
- Вон старуха!

- Итак, доктор, что будем делать?
- Чтож, значит первым делом нужно удостоверить факт кастрации через какого-нибудь практикующего нотариуса, который это подтвердит. Ну и ветеринарную экспертизу, чтобы…
- Ладно. Послушайте, а… сколько стоят два яичка этого пса? Чтобы иметь представление.
- Чтож, Мариела, это зависит от яиц, ведь не все яйца одинаково ценны.
- Ну конечно.
- Чтож, хорошо бы нам провести некую… проверку, действительно ли у собаки были некие… премии.
- Конечно, ведь бывают яйца, которые висят между лап…
- Да.
- Болтаясь без дела, так? А бывают крепко приколоченные яйца, которые должны иметь другую цену. Я так себе представляю. Какие были яички у пёсика?
- Эм… обычные. Мелковатые, я бы сказала. Поднимайся, поднимайся.
- Обычные, мелковатые. Маркос, сколько стоит обычное мелковатое яичко?
- 1 630 песо в среднем.
- Ага.
- Но дело в том, как я уже упоминал – нам нужно попытаться удостоверить, что кобель был чемпионом, например, что имеет другую цену. Я подразумеваю, что у кобеля… Нужно прикинуть, сколько стоит кобель на рынке сбыта…
- Да, ведь все беды, что свалились и ещё сваляться на кобеля – из-за того, что у него нет яиц, так?
- Значит, сделаем вот что…
- Поднимайся, поднимайся.
- Эээ… Я подготовлю необходимые документы. Вы же должны мне всё принести, если он получал какие-то награды или что-то в этом роде… То есть, всё, о чём я вас попросил, чтобы я это записал, пожалуйста.
- Да.
- Привезите мне их, я всё подготовлю для…
- Превосходно. Большое спасибо.
- Не за что, сеньора Мариела.
- Пошли, пошли, поднимайся.
- Я вас провожу.
- Спасибо.
- Идите с Богом.
- Спасибо.
- Идите-идите.
- Пошли…
- Вот так. Пока. Ни слова, иначе вместо спирта я швырну в тебя стулом.
- Ты не можешь вот так влезать в мою работу…
- Буду влезать в твою работу всю жизнь, пока ты не решишься! Но не решаться, в каком-то смысле означает принять решение, так?
- Ладно, только мне нужно время, пожалуйста.
- А мне нужны действия, Маркос, действия! Но знаешь что? Забудь обо мне! Забудь обо мне навсегда! Я не буду с тобой разговаривать, не буду компостировать мозги, перестану существовать в твоей жизни!
- Не говори так.
- Возвращайся к себе домой, Маркос, к своей супруге, которая до такой степени скучная, что впору пустить себе пулю в глаз! Возвращайся к ней, чмокай её, ешь каждый день на ужин равиоли, пока не лопнешь, беседуй с дочкой, ещё одной скукотищей, от которой путь прямиком в самоубийцы! И будь счастлив, Маркос. Хоть ты и не сможешь, потому что твои страдания будут гораздо сильнее моих! Пусть я и брошенная любовница, зато всю жизнь действовала по велению души!
- У меня нет никаких сомнений в своих чувствах, Соня.
- Но поступаешь не так, как они велят! А в жизни нужно действовать в соответствии со своими чувствами, Маркос! Это же не заседание суда, это реальная жизнь, в которой у тебя есть чувства и ты должен сделать что-нибудь ради них! А ты трус! Возвращайся к себе домой, фотографируйся все следующие годы, езжай в Мар-дель-Плата и фотографируйся с морскими котиками.
- Я говорила с клиникой, там сказали, что Майдана выписался час назад. Он может так задерживаться?
- Ты поговорила с Хосе?
- Не знаю, Габи!
- Да, он мне и сказал. Он может так задерживаться, на целый час? Гилье… Алло?
- Габи, что Майдана?
- Недавно выписался, он на подходе.
- Сколько времени?
- Недолго, будь спокоен, всё в порядке.
- Ну ладно. Ты беспокоишься, нервничаешь? Всё подготовлено, всё схвачено?
- Да, я более чем готова, об этом не беспокойся.
- Я беспокоюсь, очень даже беспокоюсь.
- Всё будет хорошо, вот увидишь.
- Сообщи мне, если что.
- Целую.
- Бето… я разговаривал с Габи.
- Слышь, Гилье, всё усложнилось. У меня тут Карла, она вцепилась как волчица, видишь ли. Говорить, чтоб я его отпустил. Что будем делать?
- А что твоя девушка там делает?
- Просто заявилась с едой, знаешь? А потом чувак начал верещать, как девчонка, и она его увидела. Я ему велел заткнуться, иначе всё пообрываю, но она его уже увидела. К тому же говорит, что он генеральный прокурор, видишь ли. Мы влипли в передрягу.
- Отпускай его, отпускай. Всё равно Майдана уже едет в контору. Отпускай его, ничего не случится. Пока.
- На, отпускай его. Всё, проваливай, готово.
- У тебя будут серьёзные проблемы, запомни!
- Да, только у тебя проблемы будут хуже, уж будь спокоен.
- Да.
- Вот, держи. Ты уже на дне реки, вали давай.
- Да? Я закреплюсь на дне, чтобы вынырнуть с новыми силами!
- Буду тебя ждать, давай.
- Дебил!
- Так, давай, проваливай! Проваливай отсюда! Хватит!
- Вали, тебе прямиком в тюрьму!
- Ты тоже прекращай!
- Давай, беги, красавчик. Тебе тюрьма будет очень к лицу!
- Поверить не могу. Поверить не могу! Что ты вытворяешь?
- Не доставай меня, Карла, всё уже прошло.
- «Не доставай меня»?
- Да, ты бы поступила точно так же.
- Я ни за что не стала бы рисковать своей свободой, ни за что!
- Ради друга – стала бы.
- «Друга»? Гильермо твой друг? Он твой друг и просит о таком? Друзья о таком не просят.
- Дело в том, что Гилье сейчас действует вроде как под давлением, знаешь? Так что кажется, что он просит о каких-то опасных вещах, и я поддерживаю его в этом, понимаешь?
- Ага.
- Но он знает, о чём просит. Один просит, и остальные должны идти за ним, иначе будет ещё больший бардак, вникаешь?
- Конечно, вникаю. А если он ошибётся? Что делать?
- Если ошибётся – я пойду за решётку с высоко поднятой головой, знаешь? Приходите меня навещать. И дело с концом.

- Поляк! Как это не добрался? Бегом в контору Грациани! Если этот тип заговорит - мы покойники. Если ты не прикончишь его, то я прикончу тебя!

- Кажется, я свалял дурака. Не стоило его отпускать, мне кажется, что…
- Постой, ведь свидетель едет в нужное место, разве Гильермо не так сказал?
- Да, но… Мне кажется, мне нужно ехать в контору, это нехорошо, что Габи будет там с ним одна, знаешь?
- Ок, поехали.
- Нет.
- Что нет?
- Нет, не надо, чтобы нас видели вместе. Нас уже и так засекли вместе…
- В такой момент тебе кажется важным, увидят нас вместе или нет? Шагай. Давай. Пошли.
- Не компостируй мне мозги.

- А если вдруг Габриела забудет сумочку тут, у чёрта на куличках – нам тоже надо будет ехать её искать?
- А где Габи?
- Не доставай меня, Паола, спокуха.
- Я тебя не достаю, но у этой тёлки какая-то невероятный талант. Все женихи, бывшие и вообще все у неё на побегушках! Может, ей открыть отдел доставки? Не знаю!
- Габи, где Габи, а?
- Ой, эта женщина планирует когда-нибудь закрыть рот? Поверить не могу!
- Садись, садись, мамуля, садись сюда. Вот так. Можно задать вопросик? Что у тебя за проблема? Раньше ты жаловалась на жизнь, потому что была с оборванцем. Ты больше не с оборванцем. Так что, у тебя накопилось маленько ненависти и ты её, скажем так, на всех по очереди выливаешь, в этом дело? Ну ты и зануда, детка.
- Ладно, теперь поедешь домой к тому чуваку и пригрозишь ему вот этим. Тут-то он и раскошелится.
- Эй, тут Аида, утихни, малышка.
- А Габи? Где Габи?
- Ай, «Габи, Габи»! Почему бы вам не заткнуться, сеньора? Вот же мать её!
- Ч-ш! Давай потише.
- Мать же твою.
- Сбавим маленько тон, да? Ладно?
- Что такое, испугался?
- Аида, я…
- Да?
- Короче, сейчас заеду домой к одному человеку, схожу уладить кое-какое дело, которое мне нужно уладить, и потом вернусь, ладно?
- Да. Не знаю, что со мной такое, Антонито, я… заблудилась, и не знаю, со мной такого никогда не было.
- А, да не переживай, ничего страшного, мы все теряемся.
- Да?
- Знаешь, сколько раз я сам терялся? Не сосчитать. Я тебя отвезу к Габи, чтоб ты успокоилась…
- «Габи, Габи, Габи»! Целый день слышу, сделаю себе татуировку! «Габи, Габи»!
- Эй-эй! Можешь маленько остыть? Просто у тебя до сих пор не было серьёзных отношений. Когда у тебя будут серьёзные отношения, тогда ты станешь лучше понимать, ясно? Перестанешь стервозничать.
- А не пойти ли тебе к чёрту, мать твою растак!
- Это твою мать растак, детка.
- Мать твою растак…

- Идут сюда, идут сюда. Мать итить!
- Сиди спокойно. Сидите спокойно, ребята, ничего страшного.
- Не нужно было приходить. Вот же придурок, так по-идиотски подставиться! Что ты делаешь? Эй! Ты чего? Оставайся там! Останься!
- Ч-ш…
- Останься тут.
- Она правильно делает, отлично.
- Это просто безумие. Это будет безумием.
- Тихо…
- Я хотела спросить на всякий случай…
- Теперь уходи.
- Э?
- Теперь уходи. Вставай и уходи. Поднимайся, и уходи как ни в чём ни бывало. Обычным образом уходи. Уходи, уходи.

- Ай-яй! Вот он! У меня душа в тело вернулась, ради Бога! А я уж отчаялась! Позвонишь Гилье сказать, что приехал Майдана? Спасибо, Сони. Отлично! Немножко порепетирую…
- Добрый день. Извините, задержанного зовут Майдана, так?
- Так точно, сударь. А вы кто?
- Смотрите, я представитель суда. Мне нужно подписать с ним некоторые бумаги.
- По какому делу?
- Чтобы он немедленно вернулся к отдыху. Вопрос гуманности.
- Действуйте, только побыстрее, пожалуйста.
- Конечно. Пройдёмте со мной сюда, чтобы подписать.

- Можешь потише?
- Ай, что-то не в порядке, Карла!
- Что не в порядке, Альберто?
- У меня плохое предчувствие! Давай, давай!

- Тебе лучше? А?
- Да. Почему ты так спрашиваешь? Что-то не так?
- Нет-нет, всё так.
- Да, что-то не так!
- Нет, что ты, всё нормально. Просто я задумался, это странно, что Мигель оставался под присмотром Бето. Такой смирный, такой спокойной. По-моему, странно.
- Не понимаю.
- Да ничего. Всё хорошо. Свидетель приедет – и всё кончится, всё.
- А что будет, если Майдана не появится? Что будет? Что будет, если ты не найдёшь больше ни одной улики против Мигель Анхеля, что будет с Педро?
- Невозможно.
- А вдруг?
- Этого не произойдёт.
- А если произойдёт?
- Не случится. Камила…
- Что?
- Ты меня спрашивала, способен ли я любить человека так, чтобы отдать за него свою жизнь. Умею ли я любить… всей душой. Я умею любить всей душой. Так я люблю Педро. Он вернётся. Педро вернётся.

- Подпишитесь там, где крест, сеньор Майдана. Тут, где крест. Прекрасно.
- Подними руки! Отойди от патрульных. Двигай, а то застрелю, сукин сын!
- Спокойно, спокойно.
- В задницу твоё «спокойно»!
- Твою же мать… Свидетеля убили.
- Алло? Ты его убил? Убил?
забираю 69-ю

TanGo
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 1408
Зарегистрирован: Сб дек 18, 2010 16:48
Gender:

Re: перевод 069

Сообщение TanGo » Пн окт 28, 2013 17:53

перевод 69-й серии:
(по-прежнему черновой)

http://yadi.sk/d/Ij_vu-CfBj2Kx

беру 70-ю

Людмилка:)
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 8050
Зарегистрирован: Вс окт 16, 2011 11:13
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение Людмилка:) » Вт окт 29, 2013 18:02

Возьму 71-ую

AnJulia
Аватара пользователя
Саббер
Сообщения: 261
Зарегистрирован: Сб сен 27, 2008 16:34
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение AnJulia » Вт окт 29, 2013 20:51

Беру на сабы 63-ю серию

Íris
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 3345
Зарегистрирован: Чт май 24, 2012 14:35
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение Íris » Чт окт 31, 2013 09:31

Беру на перевод 72

Pinocchio
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 5104
Зарегистрирован: Ср авг 24, 2011 21:07
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение Pinocchio » Чт окт 31, 2013 11:59

Беру на сабы 64

TaNika
Аватара пользователя
Риппер
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: Вс дек 21, 2008 13:09
Gender:

066

Сообщение TaNika » Чт окт 31, 2013 13:02

66 серия:
серия с оф.сайта:
:arrow: Farsantes066_1280х720.srt – субтитры к серии
:arrow: Farsantes066_1280x720.avi - серия
:arrow: Farsantes066_sub_1280x720.avi - серия со вшитыми субами

серия из эфира:
:arrow: Farsantes066.mkv - mkv серия (зависание в 14.53 , 6 сек)
:arrow: 066_Farsantes_640x360_Efir.avi - серия avi из mkv (нет зависания)
:arrow: 066_Farsantes_640х360_efir.srt – субтитры к серии
:arrow: Farsantes066_sub_640x360_Efir.avi - серия со вшитыми субами

Перевод: TanGo
Субтитры: TaNika
Редактор текста: Ку-ку

olga_viper
Аватара пользователя
Риппер
Сообщения: 3291
Зарегистрирован: Пн мар 05, 2012 15:56
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение olga_viper » Чт окт 31, 2013 13:19

65 моя)

Vorobyishko
Аватара пользователя
Риппер
Сообщения: 11572
Зарегистрирован: Чт окт 13, 2011 12:46
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение Vorobyishko » Чт окт 31, 2013 14:15

возьму сабить 67

TanGo
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 1408
Зарегистрирован: Сб дек 18, 2010 16:48
Gender:

Re: перевод 70-й

Сообщение TanGo » Чт окт 31, 2013 18:03

перевод 70-й серии, черновой:
Я только хочу обратно свою жизнь, ничего сверх того!
- Только это невозможно, потому что ваша жизнь у вас, так что невозможно вернуть нечто, что не потеряно. Ваши вещи были сожжены, мы вам всей душой сочувствуем. То был несчастный случай.
- Вообще-то, это проблема вашего клиента, а не моя, сеньор! Кто оставил газ включённым? Ваш клиент, а не я!
- Угу.
- И ваш клиент уже устраивал пожар в квартире.
- Да, 11 лет назад.
- А!
- 11 лет назад.
- Позвольте, мы и дальше будем говорить об этом типе, будто он жертва? Он сжёг мне дом!
- Мы знаем, и страховая вам всё оплатит, как полагается. Просто мы не хотим позволять вам для подписания этого соглашения требовать возмещения всех вещей, что были в квартире.
- Не-не, постой, один момент. Единственное, о чём мы просим – этот перечень вещей. Там даже меньше половины его имущества. По-моему, при желании пойти друг другу навстречу мы сможем прийти к согласию, или нет?
- Но ведь это… Нам нужно… образумиться.
- Нужно что?
- Образумиться. Не надо меня провоцировать.
- Я не провоцирую.
- Образумиться. Ведь вы мне даёте перечень…
- Да.
- Не так ли? Перечень предметов, которые невозможно вернуть. К примеру, красное пианино. Можете сказать, где мы возьмём красное пианино, которое, должно быть, изготовлено 20-25 лет назад? Такого больше не достать! Тряпичная кукла, которую бабушка этого джентльмена подарила его дочке. Где взять тряпичную куклу?
- Присутствующий здесь джентльмен лишился фотографий. Сколько стоит фотография?
- Не знаю.
- 5, 8 песо?
- Не знаю.
- 5 песо.
- Ага.
- Это возместит ущерб? Нет. Мы запрашиваем смешную сумму в сравнении с тем, что он потерял.
- Тогда надо забашлять.
- Дело не в этом.
- Имеет место случайное происшествие, а при случайных происшествиях можно потерять вещи.
- Нет, для вас это «вещи», вот в чём ошибка! Для вас это «вещи», а для сеньора – его жизнь! Его дом сожгли, он остался без ничего!
- Чтож, всё это…
- Его воспоминания детства, всё.
- Да-да-да.
- Да, мои книги, всё-всё-всё! Моя одежда, игрушки моих детей – всё, абсолютно всё!
- Но разве здесь кто-то с этим не согласен? Мы прекрасно понимаем! И понимаем, что всё это вы потеряли, к сожалению. Вы сможете это восстановить, не знаю, купив, например.
- Ну вот, приехали!
- Поговорим в суде. Я считаю, что там у нас лучше получится.
- По-моему, отлично.
- Уж у вас точно.
- По-моему, так лучше.
- Отлично!
- Доброго дня.
- Доброго дня.
- До свидания.
- Прости…
- «Прости»? Всего лишь надеть костюм и держать рот закрытым. Альбер!
- Да, но это невозможно, видишь? Откуда я знаю, это сложно. Не так уж просто тут сидеть, Габи. Тогда вам надо было позвать Маркоса, понимаешь?
- Да уж…
- Что «Маркос»? Где Маркос?
- Они приходят вдвоём – нам нужно встречать их втроём. Если их троё, то нас четверо. Если их четверо…
- Я понимаю логику, Габи.
- Да, знаю.
- Я лишь говорю, что надо было нанять адвоката, понимаешь? Пока тут не будет Педро – так будет постоянно.
- Так, ладно, послушай, Габриела, позвони-ка этому типу, намекни, что мы хотим договориться – и дело в шляпе.
- Да, но он не хочет денег.
- С чего вдруг он не хочет денег? Этот денег не хочет, зато адвокат ещё как за это уцепится и убедит клиента.
- И что ему сказать? Во сколько оценить каждую вещь?
- 50%...
- Ок, ок.
- Обратись к Маркосу.
- Позвоню ему.
- Алло?
- Привет. Я тебе несколько раз звонил, разыскивал тебя все выходные. Что-то случилось?
- Просто очень много заморочек дома, много забот. С Фабианом, с… Ты не переживай.
- Я не переживаю. Есть новости? Что-нибудь случилось?
- А, как раз сейчас приедет прокурор, буду с ним разговаривать. Нет, Мигель не хочет давать показания, но ему придётся, потому что у него связаны руки. Так что рано или поздно он это сделает.
- Я говорил с Камилой. Она сказала мне о твоей просьбе, что тебе нужно было что-то узнать.
- Конечно. На случай, если тебе придётся покинуть страну или вроде того - хочу, чтоб твои документы были на месте. Хочу всё подготовить.
- Нет-нет, я не хочу этого делать.
- Нет, родненький, я не говорю, что так случится.
- Хочу вернуться.
- Нет никакого смысла нам спорить насчёт того, чего не случится.
- Эй… Мы можем увидеться?
- Само собой. Скажи где, когда, в котором часу… я буду там.
- Пришлю тебе смс.
- Прекрасно.
- Гилье.
- Что?
- Люблю тебя.
- Я тоже тебя очень люблю. Пока. Бето! Иди сюда, пожалуйста.

- Ну же!
-Добрый день.
- Ага...
- Привет.
- Привет. Чему обязаны удовольствием этого визита? Тебя тут навестит врач? Или пришла посидеть под кондиционером? Или заблудилась? Не знала, куда идти и припёрлась сюда?
- Нет, не угадал. Пришла посмотреть, чем ты занимаешься, Фабиан.
- Ммм...
- Твой папа мне сказал, что ты даже не соизволил заново записаться на учёбу. Занят лишь тем, что играешь в приставку, и иногда заходишь в контору подписать что-то по ограблению.
- То есть, ты пришла долбить мне мозг.
- Нет. Пришла, потому что за тебя беспокоюсь. Последнее, чего я хочу - это долбить тебе мозг. Но я тебя не узнаю, Фабиан!
- Чтож, добро пожаловать в клуб, я тоже себя не узнаю.
- Обязательно быть таким колючим?
- Слушай... Каждый божий день как ты, так и папа донимаете меня, дескать, почему я такой? Что у меня случилось? Что я колючий, что... я сердитый.
- Да, и это так и есть.
- А ну... Вы серьёзно меня об этом спрашиваете?
- Что, ты в себе такого не замечаешь?
- Ясное дело, замечаю. Только не могу поверить, что вы спрашиваете ПОЧЕМУ я такой.
У тебя нет никакой теории относительно того, отчего я такой? Поведай мне, я в самом деле умираю от любопытства. Давай, мама, скажи, что ты думаешь? Или ты пришла сюда только задавать вопросы?

- Милая, а разве нельзя было устроить, чтобы кто-то принёс тебе сумки?
- Это тебе за то, что лишил дочку жениха. Энцо всё приносил.
- Не говори так при ребёнке, а то она подумает, что я подстроил то, что случилось само собой.
- Слушай, Маркос, я стираю тебе труселя уже 30 лет и жарю котлеты не для того, чтобы набивать сумки. Я не набивала тебе никаких сумок, вот что скажу.
- Почему ты не заказываешь доставку?
- Потому что мне нравится самой выбирать покупки, дорогой. Я смотрю и выбираю.
- Но зачем меня-то сюда приплетать? Почему я должен делать всё сам, включая ношение твоих грёбаных сумок?
- Ай, какой у тебя там трезвон. Пойдём, Соланж.
- Алло?
- Маркос, приходил тот тип, которому сожгли квартиру.
- Согласился на деньги?
- Нет. Хочет свои вещи. Я знаю, что это нелепо, но он хочет вещи, настаивает на этом. Гилье велел мне вывести цифру, которая отобразила бы их ценность.
- Ага, и какая она?
- Не знаю, потому и звоню тебе. Если кто-то и может установить цену чувствам, то это ты.
- А, так ты у нас клоун?
- Можешь?
- Ясное дело, могу. 75%.
- Как ты это высчитал? Почему 75%? В 100% это не оценить. 50% - половина – означает, что ты бы тоже не оценила. 60% это крысятничество, тип захочет 65, на цифре 65 он не успокоится. Через 70 перескочим на 75, 75 по-моему – самое то.
- Ок. Мне это кажется нелепым, ну да ладно. Подсчитаю и позвоню ему.
- Чтож, а у меня нелепое **, потом что ты мне звонишь…
- Маркос, кондиционер зашкаливает! Заноси пакеты, пожалуйста!
- Звонишь, чтобы сказать мне, что мои высказывания нелепы!
- Ты приедешь сюда?
- Скоро буду.
- Так, ты слышишь или нет, что я тебе говорю? Маркос!
- В общем, учти, что тут есть твои любимые рогалики, знаешь? Те маленькие, которых ты съедаешь по 24 штуки. На них налегает Соня, ставлю тебя в известность, чтобы ты потом не плакал.
- Эээ… Исабель!
- Что такое?
- Уноси это. Я донёс досюда.
- Жду тебя внутри.
- Ладно, хорошо.

- Бето…
- Ммм?
- Ты помнишь мой день рождения?
- Который из всех? Последний?
- Угу.
- Да. Который тебе устроила Ана?
- Ммм.
- Да. Я подарил тебе книжку с пословицами.
- Да.
- Явился тот малец из Росарио и устроил бардак.
- Вот-вот. Ты помнишь, что он сказал?
- Да, мы все это слышали, Гилье.
- Угу, что он сказал?
- Хочешь, чтоб я повторил?
- Да, хочу. Что он сказал?
- Сказал, что покорно уходит, но, дескать, однажды ты познакомишься с человеком, который расхреначит тебе жизнь.
- Ладно… ладно.
- И сказал, что ты никогда больше не сможешь спать спокойно.
- Ну всё, достаточно.
- И что ты вспомнишь обо всём, что сделал…
- Так-так-так, ладно, достаточно.
- Ты сам спросил, Гилье.
- Знаю, просто я задал вопрос, но мне внезапно расхотелось, больше не хочу.
- К тебе пришли, милый, Хосе.
- Скажи ему, пусть заходит, пожалуйста.
- Хорошо.
- С твоего разрешения, Гилье.

- И? Сколько стоит жизнь того типа?
- Плюс 75% по словам Маркоса. Не знаю, мне жаль звонить ему и говорить…
- Отчего тебе жаль?
- Что его вещи столько стоят, не знаю…
- Габи, может у типа дома было одно барахло, которое не стоит и 50% того, что предлагает страховая фирма, понимаешь?
- Да, может быть, но для него оно ценно.
- Для него? Чтож, а если у него там были одни безделушки?
- Знаешь, что я сделаю? Попрошу фотографии. Фотографии вещей, вот что я сделаю.
- Разве они не сгорели?
- Нет, цифровые фотографии, с мобильника, из интернета, что-то вроде того.
- А, точняк, видишь?
- Вот что я сделаю.
- Чтож…
- Альбер, подожди.
- Ммм?
- Э… Я не готова кого-то нанимать, и Гильермо тоже. Не говори так больше, пожалуйста.
- Да, насчёт Беджо… До меня дошло, что я оплошал, когда увидел лица вас двоих. Сказал себе, что сболтнул лишнего. Но дело в том что…
- Так только хуже. От подобных комментариев только хуже.
- Да, только у нас будут эти проблемы, пока мы не… Понимаешь?
- Да, но говорить об этом – делать хуже. Гильермо ничего не говорит, не высказывается. Но мы с тобой знаем, что ему дерьмово.
- Габи, между нами – у меня вырвалось. Прости. Больше не повторится.
- Ок.
- Хорошо.

- Кто-нибудь сварил кофе?
- Нет, никто не сварил кофе.
- А ты что пьёшь? Краску?
- Нет, кофе, которое закончилось, потому что его выпила я.
- Чтож, но я сварю такое, которое будет гораздо вкуснее и слаще. Хочешь чашечку?
- Нет, ты мне говоришь «сладкий кофе», и меня начинает тошнить.
- Ну, могу подсластить его поменьше, чтобы тебя не тошнило.
- Желаю тебе заработать язву, Маркос.
- Ладно. ***

- Хорош, балбес!
- Придержи ручонки!
- Присосался, как девчонка, балбес! Оно же нагреется на такой жарище! Давай!
- Слушай, ты как нищенка! Можно было бы просто пойти в бар, а ты скряга скрягой! Что, по-твоему, мы тут делаем?
- Знаешь, что у тебя? Ты безбашенный, тебе нравится тратить! У тебя завелось немного деньжат – и ты тратишь их налево и направо!
- Да, завелись деньжата.
- А я не такая. Давай сюда, дай мне.
- Вот ты нищенка.
- Я нищенка?
- Чего тебе не хватает? Вентилятора? Куплю тебе кондиционер, мамуля!
- Ты же обожаешь пить пиво, приятель!
- Пьёшь из обслюнявленного горлышка...
- Ты Антонио Манеро?
- А ты кто такой?
- Я от Милагрелло, нужно с тобой переговорить.
- А, так с этого надо было начинать, папаша.
- Только ты.
- Кто этот чувак, балбес?
- Не волнуйся, один друг. Слушай сюда, если не позвоню – встретимся у Габи. Ладно? Ещё один глоточек. Пока.
(Ну какая же зараза этот Антонио…)

- Самое убедительное, что у нас есть – это звонок Полака минутой раньше того, как он казнил Майдану. И вроде бы есть свидетель, скрытый тайной личности, который мог видеть его [Мигеля], оглушающего палкой Ромеро в день его исчезновения в том месте, где его нашли.
- Самое главное, что Мигель был знаком с Моравиа и они были друзьями, вот что. Ты должен атаковать отсюда.
- Да.
- Именно отсюда.
- Кроме того, разве Альберто, твой сотрудник, не видел, как он шпионил тут из-за угла?
- Ммм?
- Разве Альберто не видел, как он шпионил?
- Да, Альберто его видел.
- Ты ждёшь звонка?
- Да.
- Ок. Хочешь это прочитать?
- Не хочу, я ничего не хочу читать, мне не нужно ничего читать. Я хочу, чтобы Мигель дал показания, вот чего хочу.
- Мендоса знает, что висит на тонкой ниточке. Он не заговорил, но я отметил, что он в истерике, уже не смеётся, как раньше.
- А, так он уже не смеётся, как раньше? Это большой шаг! Мигель уже не смеётся, как раньше, ребята! Юпи! Доставайте трещотки!
- По-моему, это немало – видеть, как он реагирует. Он заговорит, я знаю, ему это выгодно. Этим он бы отсёк половину срока. И тут всё это бы потухло.
- Мне пофигу на Мигеля. Единственное, что меня волнует – это чтобы Педро вернулся в свою жизнь, вот чего я хочу.
- И в твою.
- И в мою. Извини, одну секунду… Да?
- Собрала всё, о чём ты просил.
- Прекрасно, как поступим?
- Приедешь за ними или мне тебе привезти?
- Пошлю за ними.
- Вообще-то для меня не проблема приехать. Как ты правильно сказал – я не работаю, кучу времени шатаюсь без дела. Могу тебе привезти по-быстрому.
- По-твоему, это высказывание уместно, Камила?
- Прости, прости. Это сильнее меня, я дурочка. Привезу тебе их немного погодя, ладно? Я говорила с Педро, он тебе сказал?
- Да-да, сказал.
- Он тоже не знал, для чего это.
- Ты не выудишь из меня информацию.
- Хорошо, привезу и не буду ни о чём спрашивать. Ведь предполагается, мы друг другу доверяем, так?
- Да, доверяем, вроде того.
- Мне тоже нельзя узнать, как я себе представляю, да?
- Тебе тоже. Что ты мне говорил?

- Выпустите меня отсюда! Единственный кабинет, в котором нет ни одного грёбаного окна! Дайте немного свежего воздуха, я тут задыхаюсь! Вы это нарочно делаете! Сволочи… Я прокурор! Генеральный прокурор! Требую, чтобы меня содержали соответственно моему положению! Ну вы у меня получите, мать вашу! А тебя… тебя я по стенке размажу, щенок подзаборный! И того прокурора… как там, блин, его зовут! И педика Грациани тоже! Сволочи! Выпустите меня отсюда! Когда я выйду - а много времени это не займёт, возможно завтра – я тебя на куски порву! Тебя, чмошник, тебя! Как твоё имя? Скажи, скажи, как тебя зовут? Не важно, не важно! Когда я отсюда выйду – тебя выгонят! Выпрут!

- А, он их прислал?
- Да.
- Аха…
- Как мне ему сказать… Мать твою… «Твои вещи стоят 75% сверх суммы». Как мне быть? Не знаю…
- А, так ты ему оплатишь?
- Так ведь хочу сделать по справедливости. Не знаю, если справедливо будет ему заплатить – да, хочу ему заплатить. Откуда мне знать?
- Сколько ты ему заплатишь?
- Ай, глянь… Только погляди, девочка с гитарой, я умереть готова. Понимаешь, что это сгорело? Сгорели все игрушки! Как так? И представить не могу - ни с того, ни с сего всё потерять, остаться ни с чем. Представляешь? Без единого носка, без ничего!
- Я был в тюрьме, Габи.
- А, точно.
- Так вот, это как будто всё сгорело.
- Конечно, без ничего. И как?
- Хреново.
- Да?
- Ммм… Да, остаёшься без ничего. И когда выходишь, заимеешь одну ложечку – и снова в кутузку. Чао, ложечка. Знаешь, пока не явился Гилье и не принял на работу – ничего, вообще ничего. Вот так-то.
- Дорогуша, пришёл пироман.
- Не называй его пироманом, 200 раз тебе говорила, Соня.
- Я пытаюсь разбавить капелькой юмора эту убогую жизнь, что выпала нам на долю, ясно? Это была шутка. Как хочешь, чтоб я его называла?
- «Пришёл клиент».
- Пришёл долбаный клиент, Габриела. Он просто огонь. Это тоже была шутка.
- Да, я так и поняла. Поняла. Впусти его.

- Чтож…
- Иди сюда…
- Отцепись, Маркос, пусти меня. Прекрати, хватит. Ты понял, как обстоят дела? Всё кончено.
- Не надо так со мной! Это гадко.
- Погоди! Разве тебе не надо идти носить сумки из супермаркета для твоей супруги? Или тебе вроде надо было почистить фильтры из кондиционера? Процедить повидло? Хватит морочить мне голову, Маркос!
- Благодарю, что вместо того, чтоб меня материть ты взялась ехидничать. Но у меня возникли большие сложности с тем, чтобы с ней поговорить.
- Прекрасно! Не говори с ней, а мне прекрати морочить голову!
- Я хочу начать новую жизнь с тобой, я люблю тебя. И мне правда очень трудно.
- Враньё, Маркос. Вообще-то, если бы ты хотел новой жизни со мной, то поговорил бы с женой – и точка. Ммм? Это не трудно, это легко, Маркос. Скажешь – и точка. Нечего мне морочить голову этими «отношениями, подходящими моментами, обстоятельствами», или другим дерьмом. Скажешь – и точка! Ты просто трус поганый, вот ты кто.
- Нет, плевал я на то, на что должен наплевать, и плюю с высокой горки.
- Да уж…
- Потому что мне на всё это плевать.
- Да?
- Я хочу быть с тобой, это единственное, чего я хочу.
- Угу? И что же?
- Ну, есть незначительная деталь, нечто, что я в своё время улажу. Мне…
- Разве ты не устал жить с Исабель? Только честно.
- Эмм… слушай, я всю свою жизнь провёл с Исабель.
- Ммм…
- Иначе говоря… У меня нет воспоминаний, в которых бы не было Исабель.
- Угу.
- Я не… не… В каком-то смысле… не могу представить жизни без Исабель. В каком-то смысле…
- Знаешь, я всю жизнь спала с мужиками, и мне очень сильно нравится спать с мужиками. У меня нет воспоминаний, в которых я бы не спала с мужиками. Тем не менее, в данный момент жизни я выбираю – или выбрала бы – быть с тобой. Человек имеет такую жизнь, какую он выбирает, Маркос. Я ухожу, передай Габи.
- Соня…

- Фаби… Единственное, чего мы хотим с твоим папой, это знать, что с тобой происходит.
- Ай, это потрясающе! Я прям умираю! «Хотим»? Во множественном числе? Вы друг друга материте, отправляете в больницу, подаёте в суд, изменяете с другими – но продолжаете говорить о себе во множественном числе. Круто!
- Нет, нет, хорошо, ок. Забудь про своего папу. Нет, серьёзно, это останется между нами. Посмотри на меня.
- Неохота.
- Посмотри на меня, посмотри. Фабиан, я не твоя биологическая мама. У меня перед тобой нет никаких обязательств. Я тебя растила, потому что выбрала. Нет, потому что мы друг друга выбрали. Мы с тобой друг друга выбрали, ты помнишь?
- Оставь меня в покое.
- Не-не-не, вспомни! Первое время ты ничего и знать обо мне не хотел. Игнорировал меня. Я тебя о чём-то спрашивала – ты не отвечал. Предлагала тебе что-нибудь – ты не хотел. Вечно прятался между ногами своего папы. До того дня… ты помнишь, да? До того дня, как ты упал и жутко ударился головой.
- Да.
- Бегом прибежал ко мне. И ты съёжился, как щеночек. И я начала тебя гладить, а ты всё плакал и плакал… Ты плакал, я тебя гладила... Пока в конце концов у тебя всё не прошло. Фаби. Ты единственное хорошее, что есть у меня в жизни. Знаешь, я всё делала наперекосяк, всё наперекосяк в своей жизни. Пьяница…
- Ну ладно, ладно, мама…
- Нет, дай мне закончить. Да, да, я пьяница, вышла замуж за человека, который меня не любит, ушла к его брату, ну двоюродному брату, это одно и тоже. Не знаю, что придёт в голову – я это сделала, всё сделала неправильно. Всё неправильно. Просто кошмар. Но… посреди всего этого – я вырастила тебя.
- Не хочу об этом говорить…
- Не-не, дай мне закончить, дай мне закончить, Фаби. Фаби… Ты единственное хорошее, что я сделала. Я не позволю, чтобы это разрушилось. Пожалуйста! Скажи мне, что с тобой?
- Не знаю, что со мной, не знаю…
- Малыш…
- Просто не знаю…
- Малыш…
- Чувствую себя… мне почему-то… Мне плохо, и я не знаю, из-за чего. Я расстроен… Не знаю, что это, мама.
- Знаешь, не важно, что плохого у тебя и что плохого у меня. Я хочу, чтоб ты кое-что знал. Я буду рядом. Я буду тут, как в тот день. Пока ты снова не придёшь. Да? Да, да, малыш, да. Я буду рядом.

- Позволь мне тебя отвезти.
- Мне не надо, чтоб ты меня отвозил, Маркос! Доеду на автобусе, как ездила всю жизнь.
- Но я… Соня, очень тебя прошу.
- Что?
- Клянусь, я поговорю…
- Да-да-да, представляю.
- Послушай меня. Я тебе клянусь… Сегодня или завтра, в течении 48 часов. Единственное, о чём прошу – дай мне, пожалуйста, время, чтобы с ней поговорить. Послушай!
- Ай, хватит меня хватать, как собака!
- Клянусь, я хочу начать что-то с тобой особенное, действительно хочу, всей душой. Пожалуйста. Клянусь тебе, клянусь своей дочкой, клянусь здоровьем моих… детей. Даже не знаю, чем поклясться, но пожалуйста, поверь мне! Завтра я возьму и поговорю с ней, и будь что будет. Скажу всё, что должен сказать – и кончено. Пожалуйста!
- Даю тебе 24 часа. Если не поговоришь с женой – не только больше не заговорю с тобой, а ещё и уволюсь, и ты больше не увидишь моего лица.
- Эм…
- Слышал?
- Соня…
- Не хватай меня, потому что я ухожу.

- Клиент отказывается принять только лишь деньги по страховке, говорит, что его вещи имеют очень большую духовную ценность.
- Ну чтож, всё имеет очень большую духовную ценность. У автомобиля есть духовная ценность, и что, владелец продает его дороже, потому что очень любит?
- Нет, но тут не то же самое. Он не по собственной воле лишился своих вещей.
- Да, ладно, но это по-прежнему вещи. Любовь за деньги не купишь, это так, всегда так было, я ему сочувствую.
- Нет, к этому твоему высказыванию я отношусь очень уважительно. Только мы хотим оплатить ему на 75% больше не за то, что он потерял, а за то, как он расстроился из-за этих потерь, понимаете?
- Нет, не понимаю.
- К примеру, если бы я тебе сейчас врезала прямо в морду. Сам удар бесплатный, но ты можешь стребовать с меня деньги. Почему? Потому что если ты после этого удара должен идти на работу, но не можешь пойти, у тебя была какая-то встреча, но ты не можешь пойти, у тебя, не знаю… публичный доклад, а я тебе выбила все зубы – в этом случае ты можешь требовать с меня деньги. Я ясно выражаюсь?
- Э… да. Так… страховая компания говорит, что покроет 100%. Я не стану платить 75% сверх того. Не знаю, пойдём в суд. Пускай кто-нибудь прикинет, сколько стоит весь тот мусор, который пропал. Не знаю, подадим в суд.
- Вы оба потеряете деньги и вдобавок потеряете много времени на суд.
- Доктор, я не стану оплачивать красненькое пианино его дочки. Обратимся в суд, это был несчастный случай, я ему сочувствую.
- А 50%
- Нет.
- 30%, что есть практически крохи, милостыня.
- 20%. Это максимум, что я могу для него сделать.

- Это допрос свидетеля. Прочти, что он говорит.
- Я читаю, читаю. Очень хорошо, ты профессионал. Первоклассный. Что у меня?
- Да ничего.
- А чего смеёшься? Очки смешат?
- Нет, нет! Чего нервничаешь? Вечно ты обороняешься…
- Я не обороняюсь. Может, ты смеёшься над моими окулярами. У меня плохой день, мужчина, всего лишь. Я вовсе не обороняюсь. Просто плохой день. Много проблем. Да?
- А, простите, я не знала. Привезла тебе вот это.
- Прекрасно, да-да. Проходи туда, пожалуйста. Извини меня.

- Меня вообще не волнует. От тебя мне нужен фирменный договор, где ты фигурируешь как генеральный директор, 3 бланка чистых накладных, 3 чистых чека – и всё на этом.
- Типа та же самая процедура, как с Маралехо, да? Точно так же?
- Типа 500 кусков чистыми для тебя.
- Слышь, а мы можем перейти на испанский, а? Да? Мы отмываем бабки, да?
- Именно. Ты делаешь вид, что экспортируешь фрукты. Подписываешь. Делаем все эти вири-вири, они уходят пустыми, возвращаются, поступает бабло – и чао.
- Замётано.
- Манеро, в этой стране, как и в любом другом месте серьёзные бабки никто не заколачивает работая. Что ты хочешь придумать? Где твоя компаньонка?
- Нет, она работает в одной конторе. Давай я тебе позвоню, и там посмотрим. Как тебе?
- Нет, иди, пусть она всё тебе подпишет, я здесь подожду.
- Не понимаю, почему? Что, прямо сейчас?
- Ты единственный из моих знакомых придурков, которому предлагают 500 штук просто так, а он хочет подождать. Да, прямо сейчас.
- Замётано.

- Я Мигель Анхель Мендоса, генеральный прокурор! Может, будете маленько поуважительней, чёрт побери!
- Сеньор Мендоса.
- Ну нет! Для тебя я прокурор сеньор Мендоса.
- К вам пришли, доктор.
- Я не буду давать показания! Вы меня уже достали!
- Человек, которого вы ждёте.
- Он так и сказал, «Я человек, которого он ждёт»?
- Да. Не больше десяти минут, доктор.
- Он так и сказал?
- Да.
- Чтож, наконец-то ты объявились. Я уже несколько дней вас жду. Моравиа вы бы не заставляли столько ждать.
- Моравиа был не такой нервный, как ты. Тебе не стоит нервничать, это вредно для здоровья.
- Да я абсолютно расклеился, потому и хочу выйти.
- Прежде нужно многое обговорить. Очень многое.
- Так почему бы не начать, а то, похоже, у нас мало времени.
- Почему ты мне раньше не позвонил, Мендоса? Обязательно было вот так садиться в тюрьму? Забудь обо всём, большей части тех крупных шишек, которые как ты говоришь, в одной связке с нами, мы оказали маленькую услугу получить большие бабки. А долг, как ты знаешь, платежом красен.
- Понимаю, понимаю.
- И оплата одного из этих долгов – ты. Если я попрошу, чтоб тебя выпустили через 10 дней – тебя выпустят через 5, потому что знаю, что им это на руку. Понимаешь, о чём я, да?
- Не представляешь, как я тебе благодарен.
- Пока не благодари. Потом посмотрим.
- Я лишь хочу отсюда выйти. У меня есть планы. Планы, вне этих стен, срочные. Мне нужно выйти.

- Итак, они говорят, что перезвонят через час, но я говорю тебе сейчас, что они не согласятся. Ты поступаешь просто глупо. Потому что потеряешь гораздо больше денег на суде, чем заплатив ему.
- Ну, если проиграю.
- Ты проиграешь. Проиграешь, ведь все твои прошлые поступки будут учтены. Все эти твои шалости не сотрутся.
- Так, доктор… Страховая сказала, что заплатит. Это был несчастный случай, уже доказано.
- Да, но она не оплатит то, что твой сосед хочет.
- Нда…
- Это ты понимаешь?
- Доктор хочет до тебя донести…
- Ч-ч-ч!
- Да.
- Пожалуйста, Альберто.
- Да, да. Доктор хочет до тебя донести, что иногда правильнее поступить не так, как выгодно, вникаешь? Тебе не выгодно идти в суд.
- Нет, я сказала наоборот. Здесь правильнее было бы ему заплатить. И тебе это выгодно, выгодно ему заплатить.
- Но ведь страховая компания говорит, что он не виноват.
- Да, говорит, что это был несчастный случай, но это не означает, что сеньор не в ответе за это из-за халатности. Он виноват в том, что случилось. Что, ты собрался его защищать? А то что теперь получается? Испоганил кому-то жизнь – не важно, страховая заплатит. Или едешь на машине, сбиваешь кого-то – не важно, страховая заплатит. Обкрадываешь человека – не важно, страховая заплатит, за всё заплатит страховая. Чуть что – заплатит страховая.
- Приветик!
- Привет.
- Как дела? Ну ничего себе! Что изображаем? Трагедию «Бешеный адвокат»?
- В чём дело, Антонио?
- Простите, ты не адвокат?
- Осталось сдать несколько экзаменов, видишь ли.
- Да, ему осталось где-то 42 экзамена, и диплом в кармане.
- Можешь сказать, в чём дело?
- Нужно, чтоб ты подписала мне эти бумажки, Габи, это две минутки.
- Ты можешь как-то додуматься, что я с клиентом? Тебе мешает майка или анаболики, которых ты перепил?
- Нет, никаких анаболиков, у меня всё натуральное, видала?
- Да, знаю…
- Слушай, это всего одна минута, пожалуйста.
- Маэстро, мы тут заняты, видишь ли.
- Эпа, а ты чего лезешь? Тема же вот тут, а не вот тут.
- Да, только это юридическая контора, так что это именно тут, понял? На выход, понял?
- Простите, доктор, кто все эти типы?
- Давай сюда, давай.
- Да.
- Ничего страшного, сейчас всё уладим.
- Ты должен отдавать себе отчёт, когда кто-то делает свою работу, понял?
- Ага, если бы я был при галстуке и рубашке, немного напомажен – у меня тоже было бы сопровождение.
- Куда тебе, малыш. Проваливай.
- Готово, Антонио. Пока.
- Господи!
- Серьёзно, займись волосами.
- Проваливай, приятель!
- Ты можешь одеться, пожалуйста?
- Да, пока-пока.
- Чтож, теперь…
- Так значит, моя жизнь для тебя стоит 20%? А, поганый ты сукин сын? Сколько я стою? По-твоему, 20%?! Как ты подсчитал, расскажи мне, мать твою растак? Как ты подсчитал? Ты мне разрушил жизнь! У меня была жизнь, дом, нормальная семья! Игрушки у моих детей, моя одежда, одежда моей жены! А ты всё это загадил за одну секунду! Отпусти меня, блин!
- Пожалуйста, успокойся! Мы ищем решение!
- Какое решение? 20%? Решение – это 20%, а? Семилетняя судебная тяжба? Хватит морочить мне голову!
- Мы делаем всё возможное, чтобы найти решение, которое удовлетворило бы обе стороны.
- Решение? Прекрати повторять это, как радио, сделай одолжение!
- Послушай-ка, прекращай так разговаривать с доктором…
- Пусть прекратит обращаться со мной, как с дебилом!
- Стой спокойно!
- Пусти, я тебе покажу! Смотри! Знаешь, что это? Присмотрись! Знаешь, что это? Моя свадьба! Крестины моей дочери, сукин ты сын!
- Я тебе обещаю, даю слово, что мы найдём решение. Прости, что повторяюсь, но это так.
- Нет, не так! Это не так! Не слушай доктора, это не так! Всего этого тебе больше никогда не вернуть! Всё, что сжёг мой клиент – к сожалению, тебе не вернуть! Хоть облей керосином и подожги моего клиента – даже тогда тебе этого не вернуть! Сожалеем, ничего из этого не возвратить! Это безвозвратно утраченное прошлое! Пойди на площадь напротив, уткнись в землю и поплачь, поплачь, поплачь! А потом иди за покупками! Или у тебя проблемы с психикой?

«В том же баре, что и всегда?»

- Всё подписано, всё расписано, юридическая контора, всё легально, отец.
- Ага… Да, вижу.
- Эй, приятель, послушай-ка… С этим порядок, да? Я не хочу никаких заморочек, никаких передряг, ничего. Лады?
- Ни о чём не беспокойся.
- И вот ещё что, отец, ещё кое-что – это единственный раз, говорю для ясности. Сделаем раз – и разбежались, конец.
- Как пожелаешь. Если тебе не по нраву, то уйдёшь, и чао. Ещё не хватало нам таких зануд в этом деле.
- Лады. Ок. Вы меня… подбросите кое-куда или нет?
- У нас ещё куча дел, иначе бы с удовольствием.
- Лады. Чтож… Увидимся. Слушай, коротышка, сделай-ка вот что – закажи здоровенную пиццу и бутылку шампанского, нужно отпраздновать.

- Ладно, думаю, будет лучше, если я уйду. Если вдруг завтра будут новости – поговорим, да?
- Тысяча извинений, эта контора – сплошной бардак. Просто бардак. Я в скверном настроении, и вдобавок, контора… В отсутствии Педро…
- Понимаю.
- Просто невыносимо. Очень сложно так работать.
- И вы…
- Не знаю, наймём ли мы кого-то, не знаю. С одной стороны, никто ничего не говорит, но я уже предчувствую, что все уже… на пределе, знаешь?
- Да, понимаю, но ни один не хочет называть…
- Что ты собираешься сказать?
- Упомянуть его.
- Лучше не надо. Каждый сдерживается. Терпит.
- Я считаю, что прогноз благоприятный. Я прокурор в этом расследовании и знаю, о чём говорю. Думаю, что через несколько дней всё разрешиться и Педро вернётся.
- Да, но не… Нет, нет. Люди работают как-то очень необычно, мы все под давлением, смотрим друг на друга, прикидывая, кто заговорит первым. Это нехорошо.
- Терпение.
- Да, терпение. Знаешь, что такое терпение? Нейтральная зона, в которой человеку не двинуться ни вперёд, ни назад, ни вверх, ни вниз. Они так вроде как зависают.
- Знаю, что трудно.
- Нет, не знаешь. Я только что развёлся. У моего сына проблемы. В конторе сплошные проблемы. Мне бы так хотелось…
- Чего?
- Ничего, ничего. Ничего, не обращай внимания. Сегодня ужасный день, прошу меня извинить. Лучше остановимся на этом.
- Ладно. Ещё поговорим.
- Поговорим.

00:37:10
- Как всё это грустно, да?
- Да. Но они ведь живы, знаешь? Могут начать заново. Всегда можно начать заново.
- Я пойду домой, потому что хочу… закончить сегодня пораньше.
- Габриела…
- Да, что?
- Эм… Мы с тобой тоже живы, знаешь? И мы здесь. Я имею в виду… Каждый раз, когда я хочу тебе что-то сказать – тебе нужно уходить, заметила? И… если ты хочешь, я могу поговорить с Карлой и…
- О чём ты поговоришь с Карлой? Что ты ей скажешь? Ничего! Что мы с тобой будем делать? Ведь мы ничего не можем!
- Всегда можно что-то сделать.
- Тут ничего не поделаешь! Ведь ты захочешь поехать в свой район, к своим друзьям, мне это не понравится, я скажу тебе что-нибудь ужасное, обижу тебя. И всё начнётся заново.
- Так не должно быть, Габи.
- Но так и будет, мы уже знаем, что так будет. Сколько раз можно… начинать заново? Сколько мы будем ещё пытаться?
- Столько раз, сколько нужно, пока я не научусь.
- Я больше не хочу этого делать. Мы с тобой совершенно разные. Ты… можешь остаться без ничего, можешь начать с нуля… Можешь переехать и начать всё заново столько раз, сколько тебе захочется. Ты пытаешься, строишь всё с нуля. А я не такая. Я ем каждый день одно и то же, живу в том же доме уже тысячу лет… Я невеста Антонио уже полжизни. Заказываю очки каждый год в одной и той же оптике. Я – такая. Я не начинаю. Я только продолжаю.
- Но если кто-то неотступно чего-то добивается… Быть может, если сделать усилие…
- Не будем больше об этом, пожалуйста. Хватит. Каждый там, где должен быть. И это правильно. Каждый на своём месте.

- Маркос, помоги закрутить банки с джемом, я одна не могу. Маркос, что такое? Разве ты не пообедать пришёл? Ты больше не придёшь обедать?
- Закручивай сама. Закрывай эти грёбаные банки сама.
- Как это «закрывай сама»? Да в чём дело? Мы вернулись с работы на взводе?
- Да, у меня… трудный день.
- По тебе заметно. С тех пор, как там эта шалава ты даже Соланж не привозишь.
- Эээ… есть одна вещь, про которую я хочу тебе сказать. Она не шалава, её зовут Соня. И она человек, который нам очень помогает. И наняла её Габриела.
- Ты её защищаешь?
- Да, защищаю. Мне кажется, что ты незаслуженно так с ней обращаешься.
- Маркос… ты о чём-то хочешь мне сказать? В смысле, если так, то по-моему сейчас самый подходящий момент об этом сказать.
- Исабе…
- Что?
- Мы уже давным-давно плохо ладим.
- Да.
- И я думаю, что нам было бы неплохо взять…
- Что?
- Яичный ликёрчик?
- Нет-нет. Эээ…
- А хочешь ананасовой настойки? У меня есть.
- Нет. Я считаю, что… нам нужно взять…
- И налить чайку? Заварить тебе чайку из больдо, а? [растение сем. лавровых]
- Завари мне липовый чай.
- Точно, лучше липовый.

- Так он похож на маленького мальчика.
- Да.
- Мы сегодня вспоминали тот день, когда он так сильно ударился, помнишь?
- Да. И побежал к тебе, чтоб ты его обняла. Тогда был первый раз, когда он побежал к тебе. Прекрасно помню.
- Что с ним происходит?
- Он грустит. Как мы все. Имеет право.
- А, я узнала, что расследование Педро продвинулось. Что есть возможность, что на этой неделе всё разрешиться.
- Надо же, как ты обо всём узнаёшь. Надо же, как быстро.
- Нет. Мне сказали, когда я заходила в контору занести тебе бумаги.
- Ммм.
- Готово, я подписала. Мы развелись, видишь?
- Мы развелись, да.
- Теперь ты свободный мужчина.
- Да. Я свободный мужчина. Посмотрим, для чего.

TanGo
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 1408
Зарегистрирован: Сб дек 18, 2010 16:48
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение TanGo » Вс ноя 03, 2013 05:29

Беру 73-ю

TanGo
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 1408
Зарегистрирован: Сб дек 18, 2010 16:48
Gender:

Re: 070

Сообщение TanGo » Вс ноя 03, 2013 21:18

70 серия:
серия из эфира
:arrow: f070.mkv - mkv серия от inusia
:arrow: Farsantes070_6​40x360_efir/avi - серия avi из mkv от TaNika
:arrow: Farsantes070_640x360_efir.srt - субтитры к серии
:arrow: Farsantes070_640x360_sub.avi - серия со вшитыми субтитрами

серия с оф.сайта
:arrow: Farsantes070_1280х720.avi - серия от Vorobyishko
:arrow: Farsantes070_1280х720.srt - внешние субтитры
:arrow: Farsantes070_1280x720_sub.avi - серия со вшитыми субтитрами
:arrow:

Перевод и субтитры: TanGo
Редактор текста: Ку-ку
За заливку серии на ютуб СПАСИБО Vorobyishko :smt006
Последний раз редактировалось TanGo Вс ноя 17, 2013 17:25, всего редактировалось 2 раза.

Íris
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 3345
Зарегистрирован: Чт май 24, 2012 14:35
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение Íris » Вс ноя 03, 2013 22:37

Беру на перевод 74 серию

TaNika
Аватара пользователя
Риппер
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: Вс дек 21, 2008 13:09
Gender:

069

Сообщение TaNika » Вс ноя 03, 2013 23:54

69 серия:
серия с оф.сайта:
:arrow: Farsantes069_1280х720.srt – субтитры к серии
:arrow: Farsantes069_1280x720.avi - серия
:arrow: Farsantes069_sub_1280x720.avi - серия со вшитыми субами

серия из эфира:
:arrow: Farsantes069.mkv - mkv серия (есть зависание)
:arrow: Farsantes069_640x360_Efir.avi - серия avi из mkv (нет зависания)
:arrow: Farsantes069_640х360_efir.srt – субтитры к серии
:arrow: Farsantes069_sub_640x360_Efir.avi - серия со вшитыми субами

Перевод: TanGo
Субтитры: TaNika
Редактор текста: Ку-ку

Людмилка:)
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 8050
Зарегистрирован: Вс окт 16, 2011 11:13
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение Людмилка:) » Вт ноя 05, 2013 15:10

Возьму серию 75

TanGo
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 1408
Зарегистрирован: Сб дек 18, 2010 16:48
Gender:

Re: перевод 073

Сообщение TanGo » Ср ноя 06, 2013 18:14

перевод 73-й серии, по прежнему черновой :)
- Доброе утро.
- Доброе утро.
- Привет, Гилье.
- Привет.
- Привет.
- Идите сюда, пожалуйста. Чтож, эмм… Я принял решение… сегодня… эмм… Я уйду на какое-то время. Уйду из конторы, вообще отовсюду уйду. Быть может, на долгое время… может нет… эмм… не знаю. Разумеется, это из-за того, что Мигель на свободе и… я беззащитен, ситуация сложилась очень опасная.
- Из-за Педро?
- Ну конечно, из-за Педро, Бето. И из-за меня тоже. Есть некоторые вещи, которые уже случились, которые разбиты, и возможно, к счастью. И ладно, нужно… это осознать и действительно отважиться построить что-то. Так что... эмм… Маркос останется во главе студии, работа с клиентами будет точно такой же, как до сего дня, расписание тоже.
- Угу.
- Вот…

- Уезжаете с Педро, да?
- Ммм?
- Скажи мне, пожалуйста, что ты уезжаешь с Педро! Это бы меня обнадёжило, как ничего в мире. Кроме того, мне кажется, что это круто, классно и здорово, что вам нужно от всего отстраниться. Вы уезжаете вместе?
- Да, Габриела, само собой. Ты меня заставляешь стыдиться того, что я улыбаюсь и стыдиться того, что я боюсь. Ладно, послушай меня внимательно – никто не знает, что я уезжаю. Нужно держать это в секрете. Это ясно?
- Да, так и будет.
- Поддерживать работу конторы, как она есть, всё по-прежнему. Сделаешь сегодня всё, что должна была сделать, как каждый день.
- Ок.
- Я буду за тобой наблюдать. Даже если меня тут не будет. Веди себя хорошо.
- А я хочу, чтобы ты был очень счастлив. Ты будешь счастлив. Прости…
- Гилье…
- Ммм?
- Тут три копии, которые, по словам Маркоса, ты должен подписать. Я поеду с Габи на склады, как было запланировано.
- Очень хорошо, езжай.
- Да. Одна для архивации здесь, остальные должны отправиться в досье по правилам процедур.
- «Ведения дел».
- Ведения дел.
- Угу.
- Лады. Чтож, лады… я пошёл.
- Поди-ка сюда, поди сюда. Иди сюда.
- А, погоди! Гилье…
- Ммм?
- Имей в виду, что если бы ты не появился в моей жизни…
- Угу…
- Я бы кончил жизнь в каталажке.
- Угу.
- Вот. Тебе это сознаёшь?
- Ты… прекрасный человек. Иди сюда… давай закончим... Это – для тебя.
- Лады. Я очень тебя люблю. Гилье!
- Что?
- Тут Хуан.
- Пусть заходит.

- У меня сейчас тысяча дел, Анто. Говори.
- В ЗАГСе мне сказали, что сейчас дату можно назначить когда угодно. Идёшь, заказываешь дату – и тики-така, чао! Не то, что раньше, когда надо было подавать заявление за полтора года, сплошные заморочки. Всё, дело в шляпе.
- Слушай, я сейчас поехала по делу, я не в конторе. Так что у меня голова забита другим, потом поговорим.
- Да-да, любовь моя, я прекрасно понимаю всю заваруху с Педро, балда, само собой! Я всего лишь хочу сказать, что мы можем легко пожениться, не сегодня-завтра, и незачем устраивать бурю в стакане воды, и только.
- Эмм… да, да, конечно.
- Сказал же, давай не будем откладывать, Габи, не будь дурочкой, серьёзно! Мы уже 13 лет ходим вокруг да около, то поженимся, то не поженимся, понимаешь? Сейчас самое время, по-моему. Кроме того, скажу тебе… Это не в смысле клин клином вышибить, но… Вся эта заваруха с Педро… имею в виду, что может, сейчас подходящий момент устроить свадебную вечеринку и маленько поднять всем настроение.
- Да, я обдумываю. Сказала же, подумаю, и это так и есть.
- Я всё тебе подношу на блюдечке, Габи, подношу еду прямо ко рту. Пользуйся этим.
- Ладно, потом поболтаем.
- Люблю тебя, балда. Это самое главное после всего, так ведь?
- Конечно, да. Я тоже тебя люблю.
- Мне бы хотелось поговорить кое о чём, что было вчера, знаешь?
- Нет, я предпочитаю об этом не говорить, Альбер.
- А я предпочитаю, так что поговорим об этом одну секунду, а потом продолжим. Потому что я готовил асадо, тут пришёл Антонио и меня отоварил, видишь ли. А после пришли вы все и стали ругать меня, типа это я начал и всё такое. Я ничего не начинал. Ничего! И не то, чтобы меня волновал этот тип, потому что для меня он пустое место, понимаешь? Но я ничего не начинал. И если я здесь с тобой, то лишь потому, что Гилье меня об этом попросил. Лады? Так что в следующий раз, когда захочешь поговорить с этим типом – выходишь из ту-ту, проходишь три шажка туда, и занимаешься всеми этими пири-пипи. Начнём устанавливать дистанцию, ладно?
- Ок.
- Ок. Это правильно, знаешь ли - погасить непогашенные счета, рекомендую. Особенно если ты выйдешь замуж за этого типа. Погаси непогашенные счета.

- А ты уверен в том, что вы собираетесь учудить, да?
- Увереннее некуда. Как в том, что Бог есть. Слушай-ка, Паола, я обычный чувак, классический. Знаешь же, каковы обычные чуваки? Мне нравятся тёлки, футбол, бокс – и всё на этом. Понимаешь? Я уже 13 лет хочу пожениться с Габриелой, и хочу, чтобы эта фирма тоже шла своим путём, вот что.
- Ну, мне-то всё равно, спросила потому что… Я в восторге, что ты в порядке, по мне – так всё классно. Нет, я имею в виду бизнес, знаешь? А то когда витаешь в облаках… это всё не попрёт, знаешь?
- Дурочка, забудь, расслабься, отдыхай, кури бамбук. Я этим займусь, где бабло – там и я. У меня все извилины сосредоточены здесь. Не переживай, это всё не останется вот так, позабытым. Спокуха.
- Будем продолжать отправлять контейнеры?
- Да.
- Смени-ка маленько это своё лицо мумии, а?
- Да ничего подобного.
- А то у тебя такое престарешее лицо. Давай, балда, серьёзно.
- Престаревшее? Ты чего несёшь?
- Да, престаревшее… давай уже взбодрись.
- Я в порядке. Ну, я-то тоже здесь со всеми этими цифрами, и уже давно, пока ты пи-пи-пи!
- Отправим контейнеры «наполненными».
- Да. Чем?
- Nothing [англ. Ничего, ничем]

- Мне нужно попросить тебя об нескольких одолжениях.
- Давай.
- Я некоторое время буду отсутствовать. За контору останутся ответственными Маркос и Габриела. Да?
- Ага.
- И хочу, чтобы ты оформил им право владения на каждого. Сделай одолжение. Поговори с ними… по отдельности. С одним, потом с другим.
- Приятель, да без проблем.
- Доведи это до их сведения.
- А имущество?
- Нет, имущество моё. Имущество перейдёт Фабиану. Хочу, чтоб ты этим тоже занялся. Сходи к нотариусу заверить, что всё в порядке, что документы в порядке. Не так ли? И если вдруг какая-то проблема – дай мне знать.
- Ок.
- Хорошо? С другой стороны… эмм… Ана. Я хочу, чтобы Ане сняли жильё. Только чтоб это сделал ты. У тебя есть доверенность, чтобы это сделать. Мы её составим, оформим, и ты этим займёшься. Да? Квартирой для Аны.
- Ммм.
- А Фабиан возьмёт на себя оплату квартиры. Будет оплачивать всё, что нужно: коммунальные услуги, газ – всё, за что нужно платить. Это ясно?
- Ясно, ладно.
- Что такое?
- Что ты хочешь со всем этим делать? Меня это беспокоит.
- Почему беспокоит?
- Потому что не знаю, к чему ты клонишь всеми этими твоими приготовлениями.
- Ты знаешь к чему.
- Уезжаешь?
- Уезжаю.
- Уезжаешь с…
- Уезжаю с Педро.
- Уезжаешь с Педро…
- Да.
- Ты так сильно влюблён…
- Да.
- Вот стервец. Как же я тебе завидую.
- Да.
- Я влюблялся один-единственный раз в жизни.
- Хм…
- Угадай, в кого.
- Нет, не буду угадывать. Не буду.
- Но конечно да, я займусь. Займусь конторой, займусь Фабианом, займусь ненормальной Аной.
- Насчёт Фабиана... Береги Фабиана.
- Не переживай, буду беречь.
- Что такое?

- Я присутствую всего лишь в качестве свидетеля…
- Это абсолютно вне рамок конституции.
- Как дела, Грациани?
- Чтож, прекрасно. «Ордер на обыск Педро Беджо…» Прекрасно, сеньоры. Само собой разумеется. Чтож, вон там уборная. Подойдите, пожалуйста, вас проводит мой коллега. Это мой кабинет. Извини, пожалуйста… Кухня, патио – ищите сколько хотите. Пожалуйста, столько времени, сколько вам понадобиться.
- Глянь только, какие дела, а? Вчера я был на дне, пришибленный, занятой, занятой, занятой. А сейчас я свободен, совершенно свободен.
- Негодяй.
- Да. У тебя 7 жизней, как у кошки, пока что у тебя осталось несколько. Мне это стоило тюрьмы, знаешь? Я страдал, страдал, страдал.
- Негодяй.
- Где ты его прячешь? Где?
- Отойди подальше! Отойди! Отойди от меня!
- Где ты его прячешь?
- Отойди от меня!

- Я должен отправить изделия в пригород. Клиенты уйдут в другую фирму!
- Понимаю.
- Это не ждёт, доктор!
- Я вас понимаю, Палюди. Сказала же вам не разговаривать ни с кем, пока я не приеду – теперь я приехала, говорить буду я.
- Охранники не понимают доводов.
- Знаю.
- Не пускают меня, не позволяют открыть контейнер…
- Именно, потому что за контейнер расписывался ваш компаньон…
- Но мой компаньон в Кордове.
- Мы всё уладим.
- Заключает сделку с гончарами, приедет на следующей неделе.
- Прекрасно, мы всё уладим.
- Нужно прямо сейчас.
- Уладим прямо сейчас. Сколько процентов у вас в партнёрстве?
- 50/50, ответственность и обязанности пополам. Потому я и остался здесь – чтобы принять груз.
- Ок, замечательно, ничего особенно, как я и думала.
- Откровенно говоря, я такого не ожидал.
- Оставьте это мне, Палюди.
- Сейчас выезжаю, оставайся там.
- Здравствуйте. Доктор Габриела Сориа.
- Добрый день.
- Как поживаете? Нужно, чтобы вы позволили мне открыть контейнер. Мой клиент – его хозяин.
- Ни в коем случае, это невозможно, доктор.
- Ок. Чтож… Тогда я вам передам разрешение суда, подписанное работником магазина-продавца, оформившим сделку, и письмо от нотариуса, где заверяется, что заказчик контейнера – равноправный компаньон моего клиента. Как поступим?
- Спасибо, доктор. Если бы я не смог его открыть, то 70% товара пропало бы.
- Не стоит беспокоится. Сейчас проверим груз.
- Давайте, открывайте. Боже мой! Что это тут?

- Уходите без новостей о бежавшем преступнике. Продолжайте поиски. Не смотрите на меня так, я пришёл всего лишь в качестве свидетеля. Меня прислал судья, я пришёл не как делегат от прокуратуры.
- Заткнись!
- Оставь его, Маркос, оставь.
- Зачем ты творишь всю эту фигню?
- Я? Я ничего не делаю, это делает правосудие.
- Заставьте его замолчать! Статья 223-я, ему нельзя с нами разговаривать! Заставьте его замолчать!
- Меня только что спросили. Пошли.
- Мигель… Я знаю, кто вытащил тебя из тюрьмы. Наркобароны.
- Глянь! Глянь, как ты изменился в лице! Тебе совсем не по вкусу, а? Будь осторожней со мной. Желаешь чего-то ещё?
- Во-первых – найти Беджо. А потом – чтобы ты убился.

- Я уже не знаю, твой ли это номер телефона, или не твой. Но что я знаю, так это что мне сказали, что ты придёшь. И я тебя ждала. И приготовила всё для тебя с большой любовью. А ты не пришёл. И нет ни единого грёбаного признака твоего существования. И у меня уже кончается терпение. Мне нужно, чтобы ты обращался со мной лучше. И чтоб объяснил. Немедленно позвони мне!

- Этого нельзя делать, ты же знаешь! Пока не прибудут федеральные судебно-административные органы – вы не можете делать то, что делаете! Ты должен вытащить тело и освободить контейнер!
- Ок, дайте секунду.
- Ладно, спасибо. Ай, блин, где бы сил взять? У меня всё время вертится в голове, что Гилье уезжает.
- Чтож, но он нас попросил этим заняться, так что…
- Да, знаю.
- Ладно.
- Привет.
- Ну вот! Капрал-капральчик…
- Да, детектив.
- Привет, детектив.
- Привет.
- Можешь освободить нам контейнер, пожалуйста, пока не приехал прокурор?
- Нет, не могу. Сама же знаешь, что не могу, да? Ты адвокат или нет?
- Да, я адвокат.
- А, тогда должна бы знать, что не могу.
- Я прошу тебя о том, что нужно моему клиенту.
- Да, я понимаю, что нужно твоему клиенту, но у меня тут труп. И ты мне исказишь место преступления.
- Чтож…
- Так что – не могу.
- Чтож, проводи поскорей экспертизу, а то я достану приказ судьи, и тебе придётся его исполнить.
- Ай, какая прелесть! Давай, иди доставай. Хочешь машину?
- И достану. Не надо, у меня есть автомобиль.
- Не-не, я дам тебе машину, чтоб тебе съездить побыстрее.
- Ладно, ладно, Карла, пожалуйста! Я тебя прошу о том, что мне необходимо.
- Давай, езжай, езжай. А я заодно найду Альберто и поболтаю с ним, идёт?

- Наш 332-й, уйдёт пустым отсюда, и придёт пустым сюда.
- Куда «туда»?
- Не важно, куда. Когда дело будет сделано – ты получишь то, о чём мы условились.
- Извини, задам тебе вопрос. Когда говоришь «там», да? Кто «там» его получит? Ведь не так уж просто возить такие громадины, потому я тебя и спрашиваю, да?
- Да, а кто станет его требовать?
- Не знаю. Как раз об этом и спрашиваю. Давай-ка сделаем кое-что? Нам можно в него заглянуть?
- Эээ… не знаю, что ты хочешь увидеть, он пустой.
- Вот именно. Если он пустой, то в чём тогда проблема? Можно посмотреть?
- Нет, это невозможно, потому что он уже опечатан, у нему даже прикасаться нельзя. Алло?
- С подставным лицом всё в порядке?
- Да, да, уже всё готово, чтобы посылка убыла.
- Прекрасно.
- Не-не, мне это совсем не нравится, попахивает какашками.
- Слушай, если я к тебе прислушивался – мы бы сейчас оба побирались у помойки, умирали бы с голода. Предполагается, что я пришёл сюда заключить сделку с крутым чуваком, а ты меня выставляешь каким-то гусём перед людьми, детка!
- Плевала я на это, Антонио.

- Здесь ряд имён, с которыми вам требуется начать налаживать связь, пожалуйста.
- Прекрасно, прекрасно. Хотел сказать вам, сеньор Ариес, что касается моей персональной проблемы - это не просто прихоть. Я потерял сына.
- Угу.
- Я добиваюсь справедливости, а Грациани – тот человек, который, как я думаю…
- Нас эта история не интересует, по правде говоря. Для нас важно другое. Не рассказывайте мне больше эту историю. Если хотите – мы займёмся Грациани или кем угодно, только скажите.
- Нет, сеньор Ариес, наоборот. Я хотел вам сказать, что все эти проблемы я оставлю на потом. Сожалею, что мы друг друга недопоняли.
- Вы нам нужны сосредоточенным. Действительно сосредоточенным. Настаиваю… я займусь.
- Нет. Этими двумя мразями займусь я. Спасибо.

- Какой ужас, да? Чтож, в любом случае, сейчас уже… По крайней мере вся техническая сторона улажена. По тому телефону, что я вам дала, вы можете инициировать судебную тяжбу, Палюди. Если поторопитесь, то самое позднее завтра вы уже сможете его разгрузить.
- Благодарю вас, доктор.
- Не за что.
- Я вам позвоню? Чтобы уточнить расписание?
- Разумеется.
- Спасибо.
- До свидания.
- И? Что известно?
- Это рабочий из Гонконга. Похоже, что остался взаперти и там погиб. Кошмар.
- А, какая страшная смерть.
- Да, ужасная. Мне нужно поехать известить посольство, так что увидимся позже?
- Угу.
- Идёт?
- Лады.
- Хорошо.
- Пока.
- Пока.
- Поехали?

- Когда сам буду знать – дам тебе все адреса, все сведения о том, где я, знаешь? Тебе не нужно боятся, пугаться из-за денежных вопросов. Всё улажено, у тебя не будет проблем. Ммм? Говорил с мамой?
- Да, говорил. Не хочу, чтоб ты уезжал.
- Слушай… есть кое-что очень важное…
- Не хочу прощаться! Мне незачем с тобой прощаться. Незачем с тобой прощаться.
- Фабиан… Я не сбегаю. Я делаю то, что хочу сделать. Это моё решение. Э? Так что, если когда-нибудь я пожалуюсь на этот день – как следует меня стукни. Ясно?
- Да.
- Хорошенько стукни.
- Ты и тот второй – переходите все границы. Как будто я беззащитное дитя.
- Как ты, Камила?
- О, нет, не строй из себя вежливого передо мной, потому что меня это меня не интересует ни в малейшей степени. Я следовала всем твоим указаниям до последней буквы! Всем! И знаешь, что они мне принесли? Ещё больше боли! И ещё большее отсутствие!
- Указаниям? Я не давал тебе указаний. Я всего лишь старался сделать так, чтобы тебе было как можно лучше в такой очень сложный момент, как этот.
- Да, ты мне их давал, давал!
- Нет. Как ты?
- Чтож, похоже, не так хорошо, как ты! Ведь ты такой пугающе спокойный! Вчера никто не пришёл! Ты в курсе, что никто не пришёл? В курсе, что я как дура, писала на бумажке всё, что хотела сказать Педро?
- Слушай, я не могу говорить с тобой о том, о чём не могу говорить.
- Ты поганый циник!
- Нет, я не циник, погоди… Единственное, что могу тебе сказать, это чтобы ты не ждала Педро, потому что какое-то время он не вернётся.
- Как это?
- Как слышала. Мигель отпущен, так что планы судебного расследования изменились.
- Планы судебного расследования? Через яйца, которых у меня нет плевать мне на планы судебного расследования! Верни мне Педро!
- У меня есть дела, мне нужно уехать, Камила.
- С ним? Ты уезжаешь с ним? Куда вы направляетесь? Ты не представляешь, с кем связался! Я – бойскаут, не остановлюсь, пока его не найду!

- Вы уже договорились?
- Мы уже договорились. Иди сюда…
- Похоже, что…
- Что «похоже»?
- Что твои прощания продолжаются, там внизу Хосе. Хочешь, скажу ему, чтоб поднялся?
- Нет, я сейчас спущусь.
- Держись.
- Послушай… тут остаётся твой солдат, да?
- Да, я знаю, знаю. Знаю, что тут солдат, знаю. Береги себя, пацан.
- Сам себя береги.
- Нет, ты себя береги, пацан.
- Прекрати ребячиться.
- Ты тоже, пацан.
- Ты больше пацан, чем я.
- Нет, это ты больше пацан, чем я.

- Все мои люди ищут Педро, хотел тебе об этом рассказать.
- Ммм.
- Я предотвратил очередной обыск твоего дома и дома твоих людей. Вовлекаю всех, на кого могу рассчитывать…
- Хватит, хватит. Не надо больше ничего делать, всё. Пусть обыскиваю, пусть делают, что хотят. Всё уже закончено.
- Ты знаешь что-то о замыслах Педро, чего я не знаю?
- Я приношу тебе огромную благодарность за всё, что ты сделал. Ты работал не просто хорошо – очень хорошо.
- Не льсти мне и выкладывай.
- Да. Да. Я уезжаю.
- Уезжаешь? Куда уезжаешь?
- Уезжаю.
- С ним?
- Тебе не стоит знать. Может помешать расследованию, тебе не стоит знать.
- Забудь обо мне, как о прокуроре.
- Да.
- Это я, Хосе, сижу здесь и спрашиваю тебя, куда…
- Да, я уезжаю, уезжаю с ним, да.
- Ты уверен?
- Да.
- Ты сознаёшь, какому риску подвергаешься, сбегая с преступником, да?
- Да.
- И всё равно рискуешь?
- Да.
- Чтож, тогда мне остаётся ничего больше, чем пожелать тебе удачи.
- Большое спасибо.
- И чтобы ты был очень счастлив.
- Большое спасибо.
- Я буду здесь, если что.
- Знаю.
- И будь спокоен – я никогда тебя не видел.
- Ты прекрасный друг. Ты просто прекрасный друг.

- Как я тебе и говорил. Эта адвокатская контора превратилась в логово извращенцев, в бордель, вот что. Поэтому он такой спокойный.
- Но к чему ты хочешь, чтоб я была внимательна? Что мне делать? Ведь Гильермо меня игнорирует.
- Да что ты несёшь? Чего косишь под дурочку, ведь ты его хорошенько взяла за яйца. Возможно, через привязанность, которую к тебе питает Фабиан. Какую там привязанность – любовь, Фабиан тебе обожает, несмотря ни на что – обожает.
- Да. Это верно.
- А меня то, что Гильермо так спокоен… напрягает. Мне кажется, он что-то скрывает, прячет козырь в рукаве. И этот Педро Беджо, который всё никак не появляется!
- Мигель… я не могу тебе помочь.
- Как это не можешь помочь?
- А как?
- Если ты в себе, то можешь помочь. Посмотри на себя маленько. Глянь, что у меня есть для тебя. Пока я был задержан, единственное, о чём я думал – это о тебе. Ааа! Нет, ч-ч! Эй, эй!
- Опа!
- Нет, погоди, погоди.
- Мигель! Ты…
- Скажу тебе, что это… Это горячительный напиток прямо из дьюти-фри!
- Нет, нет!
- Там можно достать, что хочешь. Это импортное, а? Послушай-ка, погоди, погоди…
- Нет!
- Погоди! Серьёзно говорю – выпьешь, только со всей ответственностью, поняла?
- Как мило, Мигель. Я по тебе скучала, как я по тебе скучала!
- Ч-ш-ш…

- Вопрос, который я тебе не задал раньше… Я могу его задать?
- Да. Ведь всё равно бы задал.
- Да. Эээ… Предположим, что в итоге вы всё-таки поженитесь, знаешь? С… Где вы будете жить?
- У меня дома. Антонио хочет что-нибудь купить, не знаю, чтоб мы переехали в такое место… типа… лофта, знаешь? Что-нибудь такое, но… в любом случае, это просто вероятность, Альбер.
- Приближающаяся.
- Просто вероятность.
- Приближающаяся. Как же это отличается от примера, который нам подаёт Гилье с… Человек идёт за тем, кого любит, бросает всё и ему плевать. А мы, в отличие от него, как два труса, видишь? С этим своим поганым страхом…
- Что?
- Поганый страх, видишь?
- Лофт – это ведь очень дорого, да? Сколько стоит лофт? Правда, какая цена у лофта?
- Не знаю.
- Я… Лофт - это очень дорого, лофт – это слишком. Мне с тобой… если это для того, чтобы жить с тобой – гораздо меньше.
- Не начинай заводить такие разговоры, ты же видел, как ушла капрал.
- Вот зачем?
- С таким разгневанным лицом… Услышь она тебя – оттаскает за уши.
- Зачем ты о ней говоришь? Ведь я говорю о другом. Зачем доводишь меня до истерики? Зачем?
- Потому что у меня проблема.
- Какая у тебя проблема?
- Что я истеричка.
- Ты не истеричка.
- Нет, правда. Правда, я это в себе открыла.
- Не-не-не!
- Нет, я точно истеричка, я такая с тобой, с Антонио. Вы с ним такие разные…
- Нет, Антонио тут не причём…
- Я точно истеричка.
- Это гораздо выше Антонио, и ты не истеричка.
- Да.
- И истеричность тут тоже не причём. Я говорю тебе о другом, Габи. Ладно тебе, мы взрослые люди.
- Ай, просто мне… Тут такая жарища, что я умираю!
- Ладно, слушай, это быстро – и мы поедем. По-быстрому.
- Да.
- В такую же точно жару, когда так же жарко, как тебе в данный момент, на берегу реки, во влажной жаре – я прожил бы с тобой всю жизнь. И не в лофте, а в одном из этих.
- Нет!
- Серьёзно.
- Враньё.
- Знаешь, из них, вот из этого можно составить дом. Из этого можно построить дом, из них делают передвижные больницы. Не из всех, а из некоторых…
- Серьёзно?
- Да. И вот - здесь дом. Так что в глубине напильником я сделаю тебе окно, как раз там, где кровать, и из него будет вид на реку. Кажется, будто жарко, но тут свежо, потому что здесь есть деревья, они отбрасывают на нас тень, которая нам очень кстати. Как раз рядом с кроватью у нас так же есть дверь, ведущая в комнату девочек. А с этой стороны – ещё одна дверь, ведущая в комнату мальчика, но до неё будет коридорчик, чтобы у него была своя независимость, ведь мы хотим, чтобы у мальчугана была независимость. Поначалу дом будет казаться маленьким, но со временем ты осознаешь, что это именно то, что нам нужно. А потом, если будет тесновато – мы доставим ещё один контейнер, и ещё один… Не выходи замуж. Габи, очень тебя прошу - не выходи замуж! Понимаешь? Потому что если ты выйдешь замуж, то со мной случится такое, что я бегом убегу с этой свадьбы. И кому-то придётся бежать следом за мной, как я побежал следом за Гилье. А потом однажды я вернусь - а вся жизнь будет исковеркана. Мы с тобой любим друг друга! Не выходи замуж!
- Как мило.
- Привет.
- А что это вы тут делаете? В гляделки играете?

- Я ведь уже сказал, что папа отдыхает.
- Да в чём дело? Вы что-то задумали? А то много всяких «квартиру для Аны, квартира для Аны» - но квартиры…
- Квартирой для тебя займусь я в недалёком будущем, скорее всего на следующей неделе.
- Ааа! Сколько формальности! Что такое? Ты кого-то прикрываешь, а? Или… разговариваешь, как марионетка? Я - твоя мать, не забывай, что я - твоя мать. Давай, иди, спроси его снова, ведь может быть…
- Слушай, послушай меня. Ты знаешь, какой он. Ты немножко пьяненькая. Почему бы тебе не уйти, а когда протрезвеешь – вернёшься. Сделай, как я говорю.
- Думаешь?
- Да. Да, думаю.
- Ну ладно. Но тут происходит что-то странное. Это я тебе говорю. Я ухожу. Ухожу, но уязвлённая.
- Спасибо, сын. Какой же запах виски оставляет эта женщина… Что такое, Педро?
- Камила без конца названивала в грильбар.
- И?
- Я зайду домой.
- Нет, по-моему, это совсем нехорошая идея.
- Нет, я должен это сделать. Кроме того, нужно забрать кое-какие вещи.
- Скажи, что ты хочешь забрать – я пойду, дождавшись, когда Камила уйдёт. Дашь мне ключи, я поднимусь и всё найду. Там тебя может поджидать полиция.
- Я тут поблизости. К тому же, если бы за ней следили – меня бы уже арестовали.
- Мне это не кажется хорошей идеей.
- Что такое, Грациани? Перестраховываешься?
- Мигель на свободе, ты знаешь, что это означает?
- Я буду в порядке. Просто войду, соберу вещи, выйду... и мы исчезнем вместе.
- Я не…
- Не переживай, я буду в порядке.
- Не могу сказать ничего, что заставит тебя передумать?
- Как только закончу – позвоню тебе.
- Люблю тебя.

- Я была с клиентом по вопросу с контейнером. Так что я спрашиваю, это ты что здесь делаешь?
- Работаю, родная, милая, вот что, работаю. У меня нет конкретного места работы, какого-то офиса, я работаю повсюду. Весь мир мой офис. И ещё у меня нет телохранителя.
- Серьёзно? А я думала, у тебя всё-таки есть один мини-телохранитель.
- Прости, ты обо мне говоришь, Габриела? Мне настучать тебе за твои слова?
- Не-не, погоди, шлю тебе поцелуйчик.
- А тебе в обратку.
- Не доставай, Пао.
- Заткнитесь! Я себе яйца отбила в этих кроссовках, почему бы вам всем не заткнуться?
- Это сейчас ни к селу ни к городу, знаешь ли.
- Ладно, да.
- Слушай, у меня нет проблем с тем, какой ты. У меня проблемы с тем, что ты из себя представляешь, я в контрах с этим, понимаешь?
- Ага?
- Но нам сейчас очень скверно из-за Гилье, знаешь? Так что всякие заморочки ни к месту. Понимаешь меня?
- Понимаю тебя. Это что, комическое шоу? Шутка? Или принимаешь меня за дурака?
- Не-не-не, я говорю серьёзно.
- Надо же!
- Если когда-нибудь я тебя оскорбил – прошу извинения. Понимаешь? Лады. Я тебя подвезу, Пао, давай.

- Но как это возможно, что ты ни в чём не удостоверилась? Как возможно, что ты беззаботно ушла из того дома, когда Гильермо тебя даже не принял? В следующий раз знаешь, чем я тебя порадую? Водой с импортным газом, вот чем, за твою дурость!
- Что-то он замыслил. Снова твой братец держит тебя за придурка.
- Ничего подобного!
- Да, да. У него это отлично получается, он гениален. Всегда… он всегда - послушай меня – он всегда в центре событий, сукин сын. Поэтому… поэтому я его так люблю. А этот поганый Педро! Нафига он у меня его украл?
- Прекрати, слышь!
- Он нас снова обманул. Обманул.
- Можешь прекратить? Дуры кусок! Это так не останется.
- Нет, это не… не должно так оставаться, лучше сказать. Нет!

- Ты уезжаешь с ним? Куда вы направляетесь? Ты не представляешь, с кем связался!
- Желаешь чего-то ещё?
- Во-первых – найти Беджо. А потом – чтобы ты убился!
- Как только закончу – позвоню тебе.

- Итак… короче, матерь Божья… До тебя доходит, что неряхе невыносимо видеть тебя счастливой? Именно сейчас он появляется, чтобы капать на мозги?
- Почему ты так говоришь? Не то, чтобы он капал на мозги, у нас всех странное чувство, мы расстроены. Нам больно, что Гилье уезжает, это всё странно. Он не капает на мозги.
- Ладно, только это одно дело, а другое дело – как он раздевал тебя взглядом в контейнере. Что он о себе возомнил?
- Хватит, поговорим о чём-нибудь другом. Сменим тему.
- Идёт, да. У меня есть тему, на которую хочу поговорить.
- Давай.
- Прямо сейчас, тема часа. Свадьба. Как продвигается?
- А…
- Ближайшее будущее.
- Да.
- Мы поженимся? Если не хочешь вербализировать, если не хочешь говорить «да» - не говори. А то ты такая… тебе трудно даются словечки. Покажи жестом, вот таким жестом… Ты же знаешь этот жест, Габриела, давай.
- Какой же ты глупый...
- Вот так.
- Хватит.
- Смотри – мы возьмем и поженимся, бабло есть. И махнём в Пуэрто-Мадейро, дуплексом. Вдвоём, без спешки. Прицеплю для тебя платяной шкаф, полный одежды, мы поедем в Центральную Америку, будем наслаждаться жизнью, как две обезьяны в течке. Потом забацаю тебе беби – и мы остепенимся.
- Все наслаждаются жизнью до того, как завести ребёнка? По-твоему, это хорошая мысль? Что, когда у тебя есть ребёнок, нельзя радоваться?
- Нет, да, да. Радоваться можно, но потом мы вымотаемся, понимаешь? С ребёнком это маленько напряжно, потому что, видишь ли… Ну, первое время не спишь по ночам. Тебя тошнит от всяких пирожков… Пока снова не начнёшь… есть – пройдёт какое-то время. Понимаешь? Слушай, у меня есть бабло, и всё это бабло я заработал знаешь для чего? Чтобы промотать их с тобой, балда. Поедем в путешествие и оторвёмся. Дело в шляпе.
- Я очень рада.
- Так-то. И? Ты хочешь за меня замуж или нет?
- Чтож… Увидимся.
- Увидимся.

- И как насчёт свадьбы этих двоих? Ты пойдёшь?
- Почём мне знать? Не знаю, посмотрим. Если меня пригласят, то может быть, не знаю.
- Надо же… И он пойдёт вот так, преспокойненько, не станет затевать драку, ничего.
- А чего ты от меня хочешь? Чтоб я их перестрелял? Что мне делать?
- Нет, ничего, просто спрашиваю. Знаешь, в итоге ты мне стал казаться лжецом.
- Брось голову морочить, Пао! Может, лучше скажешь мне, что вы двое там делали?
- Ох, снова-здорово, дурень?
- Да, снова-здорово.
- Какой же ты зануда!
- Да, зануда.
- Антонио тебе уже объяснил, бизнес!
- Бизнес?
- Слово, которое наверняка тебе не очень знакомо, но оно существует. Это называется бизнес.
- Меня удивляет, что ты говоришь о таких вещах.
- Чего вдруг?
- 35 + 42?
- Не буду…
- Ты же складывать не умеешь, не гони! Я тебя спрашиваю, чем вы занимаетесь с этим типом?
- Как это не умею складывать, дорогуша? Не говорю сумму, потому что мне неохота! И знаешь что? Антонио так со мной не обращается! Антонио меня признаёт, дорогуша!
- Отлично.
- Он считает, что я кто-то типа секретарши, но нет, я кто-то типа… компаньонки, я бы сказала, знаешь? Он считает меня смышлёной, я помогаю ему думать.
- Считает тебя смышлёной?
- Мы проясняем виды, понимаешь меня? Вот как мы делаем, так мы работаем в бизнесе.
- Ты будь осторожней.
- Почему?
- Будь настороже с этим типом, я это тебе говорю.
- Почему?
- Какого типа бизнесом вы занимаетесь?
- Какое тебе дело, придурок?
- Мне есть дело!
- Что ты сам себе врёшь, парниша?
- Есть дело, потому и спрашиваю!
- Какая тебе разница? Почему бы тебе не потратить всю эту энергию, чтобы вернуть Габриелу? А? И не перестать реветь, как половая тряпка, целыми днями? Почему бы тебе не заняться этим?
- Начинай потихоньку успокаиваться, Пао, насчёт меня.
- Не-не, это ты успокойся насчёт меня. Ты!
- Нет, ты. Какого типа у вас бизнес? Во что вы ввязались? Растолкуй мне.
- Хватит. Да в чём дело? Теперь вдруг решил обо мне заботиться? В какой-то момент я была в твоей жизни, а ты меня выкинул! Что такое?
- О, опять началась старая песня…
- Да, да! Так в чём дело? Теперь хочешь позаботиться о том, что когда-то выкинул? Ты что, истерик? Конечно, ты чувак такого разлива, видишь? Ты истерик!
- Я о тебе забочусь, вот что я делаю.
- Чтож, премного благодарна! Я совершеннолетняя, ясно?
- Хорошо.
- Премного тебе благодарна!
- Ладно, ладно. Я о тебе забочусь…
- Уважай меня!
- Я тебя уважаю и забочусь о тебе! Уважаю и забочусь, будь осторожнее в выражениях.
- Ладно, хорошо.
- Осторожнее в выражениях.
- Прекрасно. Знаешь что? Когда я была с тобой – ты меня и не уважал, и не заботился, потому что ты ушёл к Габриеле, а на меня наплевал, знаешь? И теперь, когда я больше всего на свете хочу, чтобы ты был с ней – но нет! Мужик лажает раз за разом, раз за разом!
- Ты меня сердишь, Паола.
- И она в шаге от того, чтобы выйти за другого, вот что я тебе скажу!
- Ты меня сердишь.
- И башка с плеч. Чьё это выражение? Что-то не припоминаю.
- Привет! Что-то случилось?
- Да не.

- Смотри, твои любимые оливки, салями, сыр. Можем устроить отличный перекус.
- Эээ, Карла…
- Что? Ай, нет, постой! Принесла не ту салями, которая тебе нравится…
- Эй, послушай меня…
- Что?
- Я хочу с тобой поговорить, знаешь?
- Да?
- Да.
- Подожди… тогда… А, приехали! Что такое?
- Эмм… Смотри… Я не особо хорош в том, чтобы излагать витиевато, знаешь? Так что… скажу тебе коротко и ясно. Я не могу поверить… что это никак не проходит, знаешь?
- Не проходит?
- Да. Я не могу поверить, что такая женщина, как ты… какая ты классная девчонка, которая и поддерживает, и делает всё, что должна делать женщина, знаешь? И заботишься обо мне. И ты появилась… а я, когда тебя увидел, то сказал себе – пришла, вот она, и… И я очень удивлён, знаешь, потому что, если честно, это не проходит.
- Ясно.
- Прошло то, что было тогда, знаешь? Ведь… сама же знаешь, мы ходили везде вместе под ручку и… ты была любовью моей жизни, и я тебе постоянно это повторял, я это знал. Так что, когда ты появилась, я сказал себе – вот она, пришла. Вернулась. И нет, слышь… Этого не происходит, потому что я теперь влюблён в женщину, которая вот-вот выйдет замуж, знаешь?
- Конечно.
- Но если она вот-вот выйдет замуж – я не могу ради её удобства сидеть и не рыпаться. И ещё хвататься за тебя, чтобы пытаться забыть обо всём, ведь тогда я был бы полным придурком.
- Конечно.
- А мир полон придурков, знаешь? И я не хочу быть ещё одним. Так что я хочу тебе сказать, хоть мне это очень дорого даётся… Эмм… Я должен уважать свои чувства, знаешь? Должен уважать тебя. И правда в том, что… моё сердце, видишь ли, думает о Габриеле.
- Да, ладно. Ну, это сложно. Сложно расставаться, когда ты в кого-то влюблён, но чтож… Это так.
- Ты мне очень дорога.
- Знаю.
- И мне показалось, что я должен сказать тебе всё, как есть. А не расставаться так безумно, как раньше, знаешь? Чтобы ты знала, что я жив, что я живу здесь. Что это твой дом, когда захочешь, он открыт для тебя. Но… Лады… Да, Гилье?
- Привет, Бето. Сделай одолжение, приезжай домой к Педро, пожалуйста.
- Что-то случилось?
- Нет-нет, надеюсь, что нет. Захвати что-нибудь, чтобы открыть дверь.
- Гилье… Вызывай полицию.
- Что случилось?
- Звони в полицию.
- Нет, скажи мне, что случилось? Говори, что случилось?!
Забираю 76-ю

Людмилка:)
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 8050
Зарегистрирован: Вс окт 16, 2011 11:13
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение Людмилка:) » Пт ноя 08, 2013 10:26

Возьму 77-ую серию

Íris
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 3345
Зарегистрирован: Чт май 24, 2012 14:35
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение Íris » Пт ноя 08, 2013 10:28

Беру на перевод 78 серию

Pinocchio
Аватара пользователя
Переводчик
Сообщения: 5104
Зарегистрирован: Ср авг 24, 2011 21:07
Gender:

Re: FARSANTES (русификация сериала)

Сообщение Pinocchio » Вт ноя 12, 2013 12:32

Беру сабить 68

Ответить

Вернуться в «Farsantes / Шарлатаны»