НОВОСТИ
АКТЕРЫ
ПЕВЦЫ
ГРУППЫ
ТЕЛЕНОВЕЛЛЫ
ФОРУМ
ЧАТ
О КОМПАНИИ
ПОИСК

Хип-хоп по-кубински!!!

«A lo cubano» (По-кубински) - первый диск Orishas на EMI - поднял квартет на первые места по продажам во всем мире. Благодаря этому первому в истории золотому испаноязычному хип-хоп альбому Orishas стали бесспорными лидерами в этом направлении. Пластинка наполнена ностальгией по живописной среде Кубы, с ярко выраженными социальными чертами, она сочетает рэп с сильным влиянием креольской музыки. С музыкальной точки зрения их второй альбом «Emigrante» - несет скорее международный характер, с печатью европейского хип-хопа, где Остров Свободы играет в музыке и тестах уже ссылочную роль. Руссо (Ruzzo) и Йотуэль Ромеро (Yotuel Romero) - члены группы, отвечают на вопросы «Cubaencuentro»:

Между первым диском «A lo cubano» (1998) и вашим новым альбомом «Emigrante» (2002) прошло 3 года. Что нового в последнем по сравнению с первым? Какая между ними разница?

Ruzzo: На первом альбоме мы выражаем жизненный опыт, размышления, ностальгию, социальную критику, а именно: все пережитое на Кубе в течение 25 лет до нашего отъезда. Музыкальная основа «A lo cubano» более близка нашей перкуссии и традиционным ритмам. В «Emigrante» кубинские ритмы тоже есть, но больший сдвиг в сторону хип-хопа. Этот диск более музыкальный, более мелодичный, в вокальном плане более трудный, лучше отработанный. Мы говорим о глобальных темах, о сексуальных злоупотреблениях, о женщинах, о пропавших без вести и т. д.

Yotuel: Во-первых, новый диск называется «Emigrante», и конечно же есть изменения. Я думаю, что это - эволюция и подъем нашей группы; появились новые формы, но мы верны стилю Orishas. Этот диск имеет особенность: здесь нет сэмплов, вся музыка записана вживую. У нас меньше кубинской перкуссии, зато есть много струнных и скрипок, он с гораздо более европейским звуком. «Emigrante» отражает наш опыт в Европе и рассказывает обо всех воспоминаниях о нашем уже 5-ти летнем проживании здесь… Мы использовали все музыкальные влияния: испанские, французские, ирландские, итальянские; и когда их соединяешь на диске, понимаешь, что добился более насыщенного звука, чем просто кубинская музыка, как на «A lo cubano». Хотя мы верны звучанию Orishas - с текстами, перкуссией и клаве, кубинской гитарой, мы эволюционируем к другим музыкальным течениям.

Эти музыкальные течения включают в себя особую манеру пения Ролдана (Roldan)?, На новом альбоме ее нет.

Yotuel: Верно, эта манера петь уже не звучит, это уже немного больше поп, немного больше баллада. В «A lo cubano» манера исполнения была ближе к традиционной кубинской музыке, потому что прошел только год, как мы покинули Кубу, и наши музыкальные воспоминания были очень свежи. Сейчас прошло много времени и от этого наши музыкальные ссылки более широки, более содержательны.

Не приведет ли это изменение к неправильному восприятию звучания Orishas?

Ruzzo: «Emigrante» - логическая развитие основ «старой школы» с добавлением мелодии в финале каждой фразы. Это придает отличный колорит. Мы познакомились с положением на современной международной сцене и обновили наше звучание. Поэтому люди воспринимают альбом по-другому. Нашей целью не было создать новый «A lo cubano», а именно «Emigrante» - второй этап Orishas - достаточно трудный, из-за того, что это второй диск после большого дебютного успеха. Он не был спонтанным и получился таким, каким мы его и задумывали: все темы, тексты и музыка были написаны в студии с музыкантами. Есть песни, которые по своей природе вышли с оттенком рэгги, поп и соул, но все имеют в звучании и музыке традиционные элементы, хотя они и присутствуют в меньшей степени. Мы использовали меньше кубинской перкуссии и из-за этого ритмический оттенок получился более уравновешенный и не такой явный. Это дает возможность диску раскрыться немного больше.

Yotuel: Мы всегда боялись нового альбома, потому что записав «A lo cubano» и получив высокую оценку, появляются сомнения сможешь ли добиться чего-то большего, или по крайней мере остаться на уровне предыдущего диска. Но когда мы входим в студию, мы не ставим задачей сделать более успешный диск чем «A lo cubano» или нет, мы просто создаем музыку. Если получается и получается лучше - очень хорошо, если нет - нужно будет принять неудачу… это - риск. «Emigrante» - это другая волна, мы не хотели сделать другой «A lo cubano», потому что это было звучание 3-летней давности. Последний диск - это звучание Orishas сегодня. «A lo cubano» - диск, который оставил след в кубинской музыке, и из-за уважения к нему, мы могли создать другой - лучше или хуже, но никак ни такой же.

Что вы хотите представить в «Emigrante»?

Yotuel: Скорее всего то, что не смогли представить в первом диске. Что есть явление эмиграции, как латиноамериканцев, так и кубинцев. Каждый кубинец, который эмигрирует, теряет немного «кубинскость», но продолжает восприниматься кубинцем. Это логично, потому что ты живешь в другом обществе, ты принимаешь другие нормы, другой язык и «кубинскость», по крайней мере, ее внешняя сторона, немного уменьшается, хотя внутренняя остается. Песни типа «Acaballando a Habana», «Guajiro», или «Qué pasa» мы написали, потому что продолжаем быть кубинцами. «Acaballando a Habana” говорит о незаконном, обо всем, что не вписывается в рамки. В «Qué pasa» говорим людям, что хотя мы живем здесь, мечтаем о нашем доме и о нашем районе. И хотя нам улыбнулась удача в музыке, мы представляем тех кубинцев, как на Острове, так и вне Кубы, которые еще не добились оглушительного успеха, но тем не менее сочиняют хорошую музыку. Представляем надежду на то, что, если Orishas смогли сделать это…. почему другие не смогут? Мы очень страдали, когда видели, что происходит с эмигрантами в Европе, что здесь было навязано альтернативное представление о нашем народе. Этот диск - для кубинцев вне страны, для эмигрировавших кубинцев.

В хип-хопе социальная и политическая критика - очень явные, но на своем первом диске Orishas поют о табаке, роме и мулатках, они сделали выбор в пользу фольклорного и художественного содержания, нежели драматической ситуации в сегодняшней Кубе. Сохранилось ли это положение в «Emigrante», или есть более явное заявление об этих проблемах?

Ruzzo: Главной целью «Emigrante» были глобальные мировые проблемы. Тем не менее, песня «Guajiro» - это не клише, а просто реальность. Она говорит о жертвоприношении кубинского крестьянина, который получает гроши, обрабатывая километры и километры земли, в конечном счете поддерживает пищевую экономику страны. Но. говоря о мулатках или о роме, мы ничего не придумываем, это реальность, которая есть внутри Острова. «Emigrante» не теряет прямой контакт с тем, что нас касается, с нашей культурой, которая в конце концов - корень нас всех. Второму диску мы придали другую звучность, дали меньше кубинской перкуссии - для того, чтобы избежать недопонимания относительно стиля. Для большинства первый диск содержит слишком много традиционной кубинской музыки, разбавленной хип-хопом, диджейскими фишками и битом. Мы были очень осторожны с этим и старались найти равновесие, пытаясь не злоупотреблять перкуссией, хотя она присутствует. Это наше видение, видение кубинца, который уехал с Острова и который сейчас живет за границей как еще один эмигрант, к которому относятся как к еще одному эмигранту. Я хочу сказать, что если ты достаешь свой кубинский паспорт на таможне… это уже целая история.

Yotuel: Мы всегда пытались представлять кубинскую реальность. В первом диске есть «Atrevido» (Смелый) - песня, которая говорит о практике сексуального туризма на Кубе. Когда мы поем «Рa’ todos los muñecos, jinetes y chaperos»* - мы говорим о бизнесе и запрещенной продаже марихуаны, о наркотиках, о тех, кто спекулирует с jineteras*. В «Emigrante» мы продолжаем затрагивать эти темы.

Однако политический фон этих проблем едва будет отражен…

Yotuel: Когда делается социальная критика, всегда имеется связь с политикой, но никаким образом мы не хотим классифицироваться как группа протеста или «антикастризма» (против политики Ф.Кастро - пп). Мы - прокастристы, группа прокастровской направленности. Все знают, что происходило на Кубе 40 лет назад, и сейчас можно говорить, что спустя 40 лет Куба - наша. Раньше были правительственные куклы. Есть проблемы? Конечно, есть проблемы! Нужно исправлять их? Конечно, нужно исправлять их! Ясно, что мы хотим исправить их. Нужно искать альтернативы того, что происходит на Кубе? Логично, что нужно сделать это. Но Orishas всегда критиковали кубинское общество с конструктивной точки зрения.

Когда говоришь «прокастрист» ты это причисляешь к конструктивной критике?

Yotuel: Когда я говорю «прокастрист» - это значит, что я согласен с Фиделем. Многие из его планов и аргументов очень логичные, но есть и другие, которые ошибочны, как и у всех. Нет совершенного общества, нет совершенной системы, социализм такой же несовершенный как и капитализм. Трудно установить баланс, и необходимые перемены на Кубе должны изменить кучу вещей, повернуть политику Фиделя лицом к народу. Я понимаю происходящее тут и то, чего нет там, но также происходящее там и чего нет здесь. Если посмотреть, Кубу начали критиковать, когда на ней появился социализм, но раньше на Кубе было много всего. Должны быть решения. Я на самом деле не жил на Кубе без Фиделя, не знаю, как это могло бы быть…

Ты говоришь об исправлении ошибок?

Yotuel: Имеется в виду указание на то, «что происходит» и «что мы можем сделать с этим?». И это - так называемый «Процесс Исправления Ошибок», что был на Кубе, когда было совершенно много произвола. Я думаю, что это процесс должен пройти снова, и мы должны спросить себя, что мы делаем плохо, что не функционирует, нужно ли приватизировать известные предприятия… понимаешь? Я знаю, что очень трудно быть в социалистической системе, пытаясь привнести что-то из капиталистической, но гораздо более трудно выйти из социалистической и сразу войти в капиталистическую. Ты видишь, что происходит с бывшим Советским Союзом, и очень грустно, что после 40 лет противостояния американцам, которые всегда делали, что хотели, сейчас нападают на нас. Мы горды, что нас не сломили. Они хотят, чтобы Куба была островом праздников, наркотиков, гулянок, шлюх, а в самих Штатах ничего этого не было.

Может ли совпадать эстетика хип-хопа с текстами Orishas, где отражается все зло, которое мучает Кубу таким образом, чтобы звучать подлинно и соответствовать этой эстетике?

Ruzzo: Когда мы берем социальные темы, мы делаем социальную критику Кубы. На последнем альбоме мы не зацикливаемся на общественных темах или проблематике только Кубы, потому что сегодня проблемы, которые есть на Кубе, можно видеть в других странах. Дело в том, что кубинцы находятся на другом уровне, более низком, потому что речь идет о монопроизводящей и моноэкспортирующей стране, без денег. Мы критикуем социальные проблемы Кубы, но с положительным духом, стремясь к тому, чтобы люди размышляли над этим. У нас нет решения, но мы привилегированные иммигранты, и имеем возможность говорить о том, что происходит на Острове, чтобы не было манипулирования информацией о Кубе, которая, конечно, очень сильно искажается. «Emigrante» не политический альбом, и не социально-политический как таковой. Просто мы говорим о том, что происходит в действительности на Острове, чтобы люди не обманывались относительно происходящего там. Мы другое лицо монеты Острова, которое неизвестно. Мы делаем прямую социальную критику положительно, не боимся проблем никакого рода: мы едем на Кубу когда хотим, и люди нас знают. Сам Фидель нас приглашал на обед, говорил о группе, чтобы узнать ее, о том, что из себя представляет и что несет, какой феномен представляет как таковая. Мы осознаем, что нам выпало быть посланцами движения хип-хоп на Кубе.

Эта роль посланцев также относится к конструктивной критике?

Ruzzo: Я думаю что да. Эта конструктивная критика становится сильнее, потому что мы говорим о Кубе, о кубинской реальности, будучи кубинцами вне Острова. Но у нас нет никаких проблем, никаких табу и никакого страха; просто говорим о том, что действительно есть на Кубе. Если ты слушаешь диск и едешь на Кубу - ты увидишь то же самое. Дело в том, что критиковать положительно - умный способ довести послания до людей, которых это интересует и которые хотят знать об этом на самом деле, без того, чтобы тебя запретили на радио и на телевидении. Мы едем на Кубу и нам запрещено появляться на больших радиостанциях и на телевидении из-за первого диска; когда появился второй - то же самое. Но мы будем принимать это, они - не публика, они - некоторые культурные власти, у которых до сих пор очень отсталое мышление, очень ограниченное. Обрати внимание, раньше популярные группы не могли заключать контракты вне Острова, потому что им не давали визу на Кубе, но сейчас это осталось в прошлом. Сегодня популярные группы проводят почти весь год за границей и приезжают на Кубу только на каникулы. Сейчас они могут играть на фестивалях и если имеют успех и подписывают контракты - нет проблем с въездом на Кубу. Власти поняли это, и поняли благодаря тому, что Абель Прието (Abel Prieto), у которого язык без костей, сказал об этом в своих речах и из-за вмешательства Министерства культуры; и Фидель это тоже понял. Абель Прието точно знает, что хочет сделать внутри Министерства культуры. Например, недавно 3 хип-хоп группы и другие независимые артисты выехали в Соединенные Штаты и возвратились без проблем, довольные тем, что смогли набраться опыта. Это были группы, которые преуспели на фестивале, который организовывается на Кубе, и в качестве премии была поездка в Соединенные Штаты.

Тот факт, что Orishas смогли играть в Гаване указывает на явную открытость или терпимость относительно кубинской культуры, которая сформировалась вне Острова?

Ruzzo: Если откровенно, хип-хоп, рэп, не осмеливаются признать как музыкальный стиль из-за страха, что он несет послания, которые привносят движение, или из-за пресловутой славы некоторых хип-хоп групп. Не все группы имеют наше влияние, не все вдохновляются тем, чем вдохновляемся мы. Таким образом существует явный страх перед этим, хотя они и признают хип-хоп как музыкальное движение, потому что они не смогли остановить его и не остановят. Тем не менее, я думаю, что дано начало, мы сами говорили с министром культуры Абелем Прието и он нам обещал, что будут созданы студии записи, где смогут записываться группы. Он - исключительный тип, у которого язык без костей, он сам нам говорил: «Сеньоры, это необходимо для продвижения групп, потому что в противном случае они все уедут с Кубы». Мировые продюсеры продюсируют кубинские группы, интересные проекты, которые можно производить на Острове, а потом экспортировать. Раньше на хип-хоп концерты приезжала полиция и арестовывала группы; сейчас уже нет, сейчас это - хип-хоп движение и у него есть фестиваль который проводится в августе, и на которые приезжают важные группы.

Некоторые думают, что на Кубе существует расизм. Это так?

Ruzzo: Я думаю, что повышенная восприимчивость кубинца уподобила расовую проблему черному юмору. Когда я вижу своего черного коллегу, я ему говорю: «Как дела черный?» - он не обижается, потому что это - повседневное. Может быть, если бы это происходило в Соединенных штатах, в Бронксе, это была бы другая история, но не у нас дома, где перемешан весь мир. Я думаю, что расовых проблем на Кубе нет; это невозможно, т.к. здесь есть негры с чертами китайцев, черные с зелеными глазами, как мой отец, который вступил в брак с моей белой как мел матерью. В конце концов, полно смешения, китаец с испанцем и негром, гаитянин и африканец, и даже смешанные с индейцами, которые еще остались. Из-за этого невозможно, чтобы на Кубе был расизм на уровне Соединенных штатов. До 59 года, когда были парикмахерские только для белых, центры развлечений и казино только для белых, что-то подобное было, но сейчас это уже далеко позади.

17.07.02
Перевод с испанского: Natalia
Редактирование русского текста: Violenza Domestica
Источник: www.cubaencuentro.com

Новые факты биографии ищите по ключевым словам в разделе Mundo Latino Поиск