Наталия Орейро, в поисках своей лучшей верcии: «Я себя переделываю»!

У нее не всегда находится время, хотя она всегда старается, сейчас впервые Наталия Орейро (Natalia Oreiro, 43) укладываетcя в календарь. «Иногда вокруг столько суматохи, что это трудно сделать, поэтому я использую эти моменты чтобы сделать более глубокий самоанализ. Сейчас у меня такой момент в жизни, я продолжаю усердно работать в поисках себя, чтобы быть счастливой. Мне нравится изобретать себя заново и углубляться в свои чувства, в самые темные уголки, и лучше себя узнать», — признается известная актриса, которая путем проб и ошибок, располагая большим временем, чем обычно, день за днем работает над своей лучшей версией.

«Хорошо быть в постоянном поиске и понимать, что вдруг ты меняешься и твои приоритеты тоже. Есть много чего, что я бы хотела отбросить и освободиться. Как и у всех у меня две стороны, бывают дни, когда я очень самокритична, это заставляет меня работать и углубляться, но одновременно не дает мне наслаждаться достигнутым, как мне бы этого хотелось. Я чувствую, что двигаюсь по правильному пути и что иногда сворачиваю, потому что есть то, что мне уже не нравится», — анализирует Наталия, которая проведя нескалько месяцев на карантине в окрестностях Буэнос-Айреса, переехала в Уругвай со своим сыном Атауальпой (Atahualpa ,8) чтобы стать ведущей тв-шоу “Got Talent”.

«Для меня это стало полным сюрпризом, потому что я не считаю себя ведущей, всегда, когда мне это предлагали я отказывалась, потому что считала к этому надо долго готовиться. Но когда мне это прдложил Уругвай я почуствовала связь с участниками, потому что всем нам когда-то хотелось получить шанс. Когда я говорила с создателями я им сказала, что это первый раз, когда я буду сама собой, поэтому я там появляюсь вся спонтанная и натуральная. Хотя я и серьезно к этому отношусь, готовлюсь к каждому выпуску, но позволяю себе оставаться самой собой, много шучу, если ошибаюсь сама над собой смеюсь, и это публике близко».

«Несомненно этот 2020 был совершенно отличающимся, было много запланированных проектов, которые уже перенесены на 2021. Например съемки Santa Evita” для Disney Fox, продюсер Сальма Хаек (Salma Hayek), будем её делать в марте-апреле. Я на самом деле отнеслась ко всему с большим пониманием, ответственностью, терпением и была в состоянии принять все происходящее. С огромным чувством благодарности за те возможности, которые есть у нас, как семьи, потому что у всех разные ситуации. Я считаю, что дети невидимые жертвы этой пандемии, потому что в основном фокус на взрослых, которые в большей смертельной опасности, но как это скажется на детях будет зависит от принятых обществом мер во всем мире».

— Растить ребенка не выходя из дома стало самым заметным изменением в жизни?
— Мне было трудно приспособиться как матери, и даже как учителю, потому что у нас, как у родителей появились ежедневные задачи помогать обучать, и я, как и папа, изменили свой распорядок под его нужды, и в личном плане я скажу, что очень этим наслаждаюсь, я сама удивляюсь этому, я каким-то образом вернулась в третий клас школы. Вернулась к чистописанию, помогала ему с грамматикой, математикой, и, к счастью, Ата — ребенок, который быстро привыкает к изменениям, с этим проблем не возникло, и ему нравится, что мы с ним, и он более терпелив с нами, чем мы с ним (смеется).

— Переезд на природу, это дало свежий воздух на карантине?
— Да, и когда мы переехали из Палермо в провинцию, должна признать это мне дорого далось, я недооценила этот шаг. Я часто переезжала с родителями. И когда переехала жить в Аргентину тоже часто. Только когда я переехала в свой дом в Paisaje Santa Rosa, в 99-ом я обрела место в этом мире, впервые почувствовала свою связь с местом, с домом. Потом район разросся, стало много шума, и я став матерью ощутила необходимость в более зеленом месте с доступом к природе. И тогда мы решили переехать, я тогда снималась в «Gilda», и мне тяжело это далось. Я почти пол года или год очень скучала по прежнему дому и даже признаюсь грустила. Но возможность иметь большой сад, с множеством деревьев, органический огород, мои растения, мои цветы, собаку, кошку, вот за это я благодарю каждый новый день. Ата забирается на деревья, спускается, может бегать свободно.

— C такой же легкостью вам дается воспитание?
— Ну, я думаю, что быть хорошими родителями, учишься бесконечно. Для меня это как быть с сердцем наружу, я все время забочусь о его счастье, его свободе, его взрослении. Стараюсь, потому что не всегда удается отпустить, этому тоже надо учиться. Дать ему крылья, чтобы он был свободным. Я каждый день создаю себя и пересоздаю как мать. Стараюсь не подавлять ограничениями, переосмыслить чему меня научили мои родители, и что меня сделало такой, как я сейчас. Сегодняшняя Наталия, это то, что есть (смеется).

— Что они тебе дали, чтобы стать такой?
— Свободу, уверенность в возможности исполнить свою мечту, отправиться жить в другую страну в таком раннем возрасте (в 16) и поддержку, хотя в семье никто этой профессией не занимался. Это то, что я стараюсь делать с сыном каждый день и признаюсь, что иногда на меня накатывает неописуемый страх. Если мне сын через 6 или 8 лет скажет, что хочет уехать жить в другую страну, я не знаю что со мной будет. Я постараюсь быть достаточно честной, учесть свой опыт и поддержать его. А в том, что касается его решений, дать ему свободу, пусть падает, я буду рядом чтобы поднять его и вылечить его раны, но пусть пробует. Должна признать не всегда это у меня получается. Я очень оберегающая мама и мне это не нравится. Возможно потому что он единственный ребенок, и вся моя энергия для него и все меня пугает. Я так же понимаю, что сейчас не те времена, что были в моем детстве, но пытаюсь вырастить ребенка для мира. Чтобы он был мирным, любящим, участливым, чутким, веселым, и я должна сказать, что такой он и есть. Всегда хочет развеселить своих товарищей и учителей, ему нравится шутить, он очень креативный, остроумный, милый, нежный, ласковый, открытый. Ребенок, который выражает свои чувства словами. Он меня каждый день удивляет. Я считаю, что я такая же мать, какими со мной были мои родители.

— А какой ты была дочерью?
— Не знаю какой дочерью я была, думаю я могу сказать какая дочь сейчас, потому что ты остаешься ребенком, нет? Возможно перестаешь быть им когда сам становишься родителем. Думаю, что я повзраслевшая дочь, более компанейская, чем была в детсве. Я начала работать в 12 и всегда была мятежной. Каждое родительское «нет» я всегда могла превратить в «да». Я пыталась их убедить, а если не получала одобрения, все равно это делала. Я этим не горжусь, но это было частью моей личности и сейчас это тоже часть меня. Но я всегда к ним уважительно относилась и не хотела, чтобы они страдали от моих решений. Когда я переехала в Буэнос-Айрес было невыносимо больно видеть их слезы на автобусной станции. А какие они усилия прилагали, чтобы эти слезы появились только, когда автобус отъедет. Но я все равно видела. Еще поддерживать родителей в том, что им нравится, моя мать всегда любила петь, но её собственные страхи не позволяют это делать на публике, и я всегда ей помогаю, и у нее на самом деле выдающийся голос. Она учится пению с моей подругой, она всегда была очень артистичной, она пишет поразительные картины. А мой отец всегда был очень забавным, собранным и практичным. Он предприниматель, но с большим чувством юмора, и думаю мой сын это унаследовал от него.

— Что есть в вашем сыне от девочки, какой вы были в его возрасте?
— Многое. В моей документалке “Nasha Natasha” в которой много рассказывается о моем детсве, и я возвращаюсь к своим корням, мы приходим к дому моей бабушки Ильды(Hilda), и я рассказываю какой я была в 8 лет. Я показываю сарайчик дома, который был в Cerro de Montevideo, в котором я закрывалась часами и играла и переодевалки и представляла что я актриса. Именно там начала исполняться моя судьба, мое призвание, которое сейчас стало моей жизнью. Когда я вернулась, стала этой девочкой закрыла глаза и поняла, что не предала свои мечты. Это меня умиротворило.

— Вы продвигаете воспитание без экранов и одновременно очень погружены в социальные сцены. Тут есть противоречие?
— Как можно меньше экранов, да. Иногда это очень сложно, особенно в нынешних условиях. Я стараюсь придерживаться натуральной жизни, чтобы у него была связь с природой, с животными, со своим собственным воображением и окружающим миром, более сильная, более глубокая и как можно более продолжительная, чем в случае с цифрой. Мы делаем это с детства, для него это естественно, он сам это выбирает. Ему очень нравится работать руками, промыслы, столярное дело, он ходил в столярную мастерскую, занимался каждый день оригами, у него мастерская каждый день, даже по субботам. Ему очень нравится ездить на лошадях, он ходит в фонд, который спасает лощадей от плохого обращения с животными, это все очень красиво. Конечно, есть противоречие от того, что он меня видит в соцсетях, он это понимает и высказывает мне. Говорит я слишком много сижу в телефоне и пристыжает меня(смеется). Но мне нравится, что он это замечает.

— Ваш сын учит вас так же, как вы его?
— Несомненно, я думаю мой сын меня учит гораздо большему, чем я его. Он меня каждый день сильно удивляет и учит.

— В какой момент или жизненной ситуации он больше похож на Рикардо Мольо(Ricardo Mollo)?
— «Ata» очень похож на папу, многие говорят, что он похож на меня, но я думаю что Атаульпа шагает, как отец, у него есть терпение, спокойствие, как у Рикардо, в которое я влюбилась, у него есть очень выразительная жестовая часть и юморная, и я думаю, это он унаследовал от меня, ему нравится смешить.

— Вы в первые проводите столько времени с мужем дома?
— На самом деле с Рикардо мы много времени проводили вместе и поразень из-за работы. Ата всегда со мной в турах, но Рикардо не всегдга может. И сейчас тоже, мне надо было приехать в Уругвай, и я тут с Атой, так что у нас есть периоды, когда мы вместе и когда нет. В начале да. В первые 4 месяца я не выходила из дома. Никогда. Ни даже в магазин. У нас было много места, не у всех так, это нужно, чтобы у каждого было свое пространство, свое уединение. У него своя студия, мне нравится быть в кухне, я все время делаю торты.

— Говорилось о торте в день… побили свой рекорд?
— Мне нравится кулинария, люблю есть это. (смеется) С детсва, когда я возвращалась из школы, а мама работала в парикмахерской я дома готовила торты и десерты, а старуха мне говорила: «Ну вот, опять мне все съедать надо». А сейчас также, самая большая сластена дома — это я, я готовлю шоколадный торт, мандариновый, яблочный, печенья, и все остальное. Обожаю!

— Также говорили, чтобы это компенсировать пришлось заняться онлайн фитнесом. Все еще занимаетесь или бросили?
— Нет, все еще занимаюсь три, четыре раза в неделю с моим тренером Мартином Вентурино(Martín Venturino). Если бы не он, я не очень люблю фитнес. Да, мне нравится ездить на велосипеде и все, что на открытом воздухе, потому что я понимаю что это полезно для здоровья. Но если это только для внешнего вида, то нет.

— Такое отношение к этому объединяет вас с другими женщинами?
— Не знаю, это не часть стратегии быть натуральной, это больше связано с моей личностью. Я считаю, что внутри каждой женщины уживается много женщин, мы не одна и та же всегда. В повседневности мне нравится ходить босиком, без макияжа, в удобной одежде, в легких платьях, такая очень хипповая. А когда я играю персонажа или у меня красная дорожка или вручение премий я очень скрупулезная, ко всему, что надену, к созданию look, мне нравятся всякие тенденции, но основное чтобы мне было удобно. Ну и конечно, мое удобство это широкое понятие, могу быть на 18см каблуках, или в платье с 5 метровым хвостом и мне удобно, потому что я чувствую себя готовой к мероприятию. Но каждый день я не могу и с минимальным макияжем, никогда не использую римель или тоналку, единственное, что я наношу, потому что часто на природе, это защита от солнца, я не стараюсь не загорать. И хотя витамин Д очень важен, я его получаю с рук, со ступней, с ног, но с лица и плеч никогда. Я забочусь о коже в “Lasermed” неинвазивными методами. (обычный страх в ЛА европеоидной рассы — кто часто загарает покрывается пятнами — очень заметно на актрисах прошлого)

— Видео с пылесосом — первое, что вы запостили в Instagram. Сколько раз эта ситуация повторилась в этом году?
— Это был реальный момент, на самом деле это была машинка для шлифования пола, потому что забежал мой пес весь мокрый, и все запачкал. Так что я намазала воском и начала шлифовать. И это момент я запечатлила… С первого дубля! Я должна признать, что у меня было много предрассудков. По отношению к своей публике к показать себя какой ты есть. Я также не представляла, что столько в Instagram. Там окло 100-ста Наталий Орейро! Но это нормально, они там давно, а я новичок, естественно что некоторые поклонники взяли имя, чтобы отдать должное. Я там уже три месяца, и это прекрасно, приходить уходить, показать себя с другой стороны. Я узнала, что есть вещи обо мне еще неизвестные и меня веселит раскрывать их, как вот моя любовь к растениям, цветам в саду, к кулинарии. Мне больше всего нравится заниматься садом, и я всегда снимаю цветы. Для меня розы, маргаритки, виноградная лоза моей бабушки в коридоре, ведущем к маленькому сараю, о котором я уже говорила, это прям моё. Вспоминаю как она её поливала, а я играла среди цветов, и мама моя тоже, она обожает цветы. Всегда наследуешь то, что было в твоем детстве, и это остается на всю твою жизнь.

— Как-то вы говорили, что легко играть роль, когда о тебе мало знают, чтобы была тайна. Что еще о вас неизвестным остается?
— Ну, вот как раз то, что у меня было с соц сетями, я чувствовала, что все, что должна сказать я скажу это своими персонажами или песнями. И я все еще так думаю, чем меньше известно о личной жизни, тем легче играть. Когда все на показ и многое из личного, труднее убедить публику в реальности созданного персонажа. Всегда надо сохранять равновесие. Со мной так происходит, на улице меня все приветствуют как родную, обнимают, целуют, хотя сейчас с этим сложности. Но это связано с тем, что я много лет была в доме, на кухне в гостинной людей. Я всегда оберегала личную жизнь, особенно из уважения к своей паре, жизни без посторонних глаз я хочу и своему сыну. Для меня самая большая ценность это возможность быть ребенком и анонимом. Я работаю с 12, и это, конечно, не мой случай, но если бы я могла выбирать, то выбрала бы начать карьеру в более зрелом возрасте. У меня в инстаграме мало фоток с Ата и всегда с большой осторожностью. Это часть моей жизни но я стараюсь не высталвять все напоказ, он пока не может сам сделать этот выбор.

— Ваш документальный фильм — который как у всех должен быть личным памятным видео для ваших будущих внуков — сломал этот барьер?
— Я думаю, в какой-то степени я всегда считала, что до премьеры не дойдет. И тем более на такой платформе как Netflix. Я даже смогла посмотреть его только через три недели, потому что трудно мне было увидеть его со стороны. Дело в том, что когда мне дали финальную версию, я сказала режиссеру Мартину Састре (Martín Sastre), что не буду его смотреть, а то захочу многое поменять, и что пусть Рикардо его посмотрит. И ему он очень понравился. Одна из сильных сторон документалки это частная часть, но не с позиции выставить себя на показ, а рассказа истории обычной девочки, исполнившей свою мечту. Это возвращение к корням было необходимо. Так что я думаю в этом смысле стоило вынести на показ часть нашего личного мира.

Источник: caras.perfil.com

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *