Соледад Сильвейра: «У меня нет секретов, все рассказываю»

«11 часов пока я ждала результат у меня было такое состояние, я не знала что будет лучше», — признается Соледад Сильвейра (Soledad Silveyra 68), сделать мазок из-за зараженных в команде телепрограммы «Mujeres de El Trece». Женщины Тринадцатцатого (телеканала) «Но здравомыслие всегда преобладает. С одной стороны хочешь чтобы не было, а с другой говоришь: Соле, кончай, посмотрим, может все легко пройдёт». Результат оказался отрицательный, но на всякий случай актриса все равно отправилась на 14-дневный карантин.

Уже пошли слухи, что она хочет уйти из программы, но Солита рассказала Teleshow как все есть на самом деле: «Не знаю почему говорят это. Я никогда не уйду». Во время карантина вышел фильм с её участием «Karakol», фильм о противостоянии и семейных секретах, которые раскрывает смерть, можно посмотреть на Cine.Ar Play.

— «Karakol» о секретах и поисках ответов. У тебя как с секретами?
— Плохо, у меня нет секретов, я все рассказываю. Конечно не всем сразу, но у меня нет ничего такого, чтобы кто-то из моей семьи не знал. Это удивительно. Это мне спасло жизнь, когда у тебя было трудное детство, очень трудное, эта экстравертность, способность все рассказать мне помогла очень. И когда мне мой психолог выговаривает, я в ответ: «Ну что я могу сделать? Я такая». Не знаю хочу ли я это изменить, хотя говорят надо иметь секреты…

— Трудно было всю жизнь.
— Очень трудно. Но у меня осталась это девичья душа… Из-за чего мне нравится когда меня называют Солита, этого ребенка не могу из себя вытащить.

— Солита означает одинокая. Тебя воспитывала бабушка, тебе было одиноко?
— Солита — я сама себя так назвала, как и Татита от бабушки, в честь дедушки. У меня был диск, в детстве, на одной стороне был “La farolera”, а на другой «Déjenla sola, solita y sola»(детские песни). Моя мантра «…хочу чтобы она танцевала, прыгала и кувыркалась, парить грациозно». Не знаю стала ли я грациозной, но я это моя мантра, это моя суть.

— Ты никогда не останавливаешься.
— Да, это мне помогло и это часть меня… Мы актеры все как дети, мы стараемся оберегать нашего ребенка, потому что все там. У меня такой дух благодаря боли, и её преодолению. Сейчас я радуюсь жизни. В программе Тете я сказала, что мне не нравится во мне: что мне говорят «старуха»(нормальное обращение к родителям в Аргентине) все время. Мои внуки каким-то образом изменили мою жизнь. Жениха у меня нет, и меня это слово не обижает, я не чувствую себя старой, наоборот, я молодая старушка. Нет тяжести возраста. Мне прожитые годы много чего дали. Я молодуха и 68-ми летняя сеньора.

— Ты упомянула Тете, что с программой «Mujeres…»?
— Я живу в доме, где много пожилых, так что заботясь о соседях, я остаюсь на карантине на 14 дней. А потом вернусь в программу. Никогда не собиралась уходить из программы.

— Ты довольна этой программой?
— Снимать в пандемию очень трудно. Актеры не приходят, это не то телевидение, которое мы привыкли делать. Мы быстро вышли. В первую неделю все было на лету. Это тоже усложняет съемки. Программа ищет себя. У меня отличный взгляд от мужчин, сейчас когда все, и надо найти женский перфиль. И публика в пол третьего тоже не простая (у программы с самого начала были проблемы из 5 ведущих женщин, одна заразилась сразу, потом три были на карантине, замену им найти было трудно, взяли в ведущие трансвестита).

— Вот первые выпуски, тебе не показалось, что они были больше для пожилых женщин?
— Немного да. Просто программа быстро вышла, еще были в процессе поиска своего.

— А ваша отношения, между 5-тью, какие?
— Не было времени выстраивать отношения. 5 программ сделали на бегу, в хаосе коронавируса, боясь прикасаться к микрофону. Те немногие встречи, что у нас были проходили в Zoom. Конечно, нам не достает, но мы уверены. Поэтому я и говорила, что никогда не уйду. Слова о том, что мы поругались с Тете, потому что если есть что-то для меня святое так это наши отношения и эта программа. Я никогда не хотела играть главную роль.

— На фото ты всегда в центре, есть некоторое уважение твоего опыта.
— Это может быть. Я всегда хотела чтобы у нас была команда, что каждый день был ведущим другой.

— Какой ты видишь Аргентину сейчас?
— Сейчас очень сложный момент для оценки Аргентины. Правительство, я не за тех и не за этих, со мной такого не бывает, но из-за возраста и выхода на работу… Это решение тяжело далось, я сказала Чато (Прада): «Дай мне 48 часов, дай поговорить с семьей, и я решу». Я осторожничала всю пандемию. Берегу себя. Выйдя у меня открылась голова, я задышала. Я училась всю пандемию, читала философов. Меня очень интересует человечество. Во всем есть слова Альенде (Изабель Алиенде): «Впервые мы стали одним человечеством». Это меня поразило. Многое стало ясно. Это было то, что мы все переживаем, живем, совершенно новое для всех. Все это очень тяжело. Я рада, что разобрались с долгом. Я не перонистка. С детства меня хотели сделать перонисткой лучшие перонисты, от (Карлоса) Карелла до Давида Стивела. Все хотели сделать меня перонисткой а я всегда видела две стороны перонизма: никогда не понимала этого движения. И в эпоху правых, и в прогрессивных. Мне всегда была ближе Социалистическая партия. Не лежит душа… никогда не смогу быть частью этого. Я надеюсь на то, что мы перестанем быть такими разрозненными. Не смогу смотреть один канал и видеть одно, а потом другое и совсем другое. Столько склок, все же граждане… Нет, нет… Я дурочка.

— Когда все начиналось, казалось что мы можем сблизится. Помню первое заявление Алберто Фернадес 19 марта.
— Да для всех это был прекрасный момент. Так больно теперь, я устарела, не могу верить. Мне это не нравится, к сожалению, так нам будет трудно выбраться и все нам обещают обсудить и никогда этого не делают. Это очень ранит, и если не примешь чью-то сторону, ты сразу дурочка. Мне нравится что-то у одного и у другого. Не могу определиться. Я девушка с человечным мышлением, я за эту пандемию увидела столько бедности, неравенства, детей, у которых нет ни малейшего шанса получить образование…

— Как там твои внуки, скучаешь?
— Очень. С внучками я была 70 дней, но с внуками нет. Я как-то сбежала, чтобы встретиться с ними, а меня не пустили (смеется). Но я постоянно на связи через видеозвонки. Да, скучаю. Хорошо было с внучками эти 70 дней. У старшей день рождения 20 марта, в день когда начался карантин. Алберто наш раньше изолировал.

— И ты осталась с ними.
— Мне звонит сын во вторник и говорит: «Мама ты останешься там?». А я говорю: «Да, сын, что делать?». «Приезжай». Они все говорили быстрей приезжай. Вот так я на 70 дней оказалась в компании внучек. Никогда столько времени с ними не была.

— Сердечные дела как? Ты влюблена?
— Нет, хочется. Не знаю… Вышла из оборота уже.

— Да перестань!
— Старики мне не нравятся. Я о 80-ти летних, все предложения что есть(смеется).

— Во время карантина встречалась с кем-нибудь, виртуально?
— Нет! Какое свидание! С ума сошел? Я на счет этого совсем не виртуальная. Дождусь окончания.

www.infobae.com

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *