Марта Этура об окончании «Трилогия о Бастане»: «Паранормальное меня не страшит»

Следовательница с горьким прошлым, ужасное преступление и дождливая долина, где в каждом углу нечисть. Но наконец-то все загадки решены. Фильм Ofrenda a la tormenta вышел на Netflix, это заключительная часть Трилогии о Бастане (Trilogía del Baztán), основанной на романах Долорес Редондо (Dolores Redondo), главную роль следовательницы Амайи Саласар (Amaia Salazar), в которых сыграла Марта Этура (Marta Etura).

— Как бы ты описала финал этой трилогии?
— Это похоже на греческую трагедию, потому что много всего происходит. Апофеозный финал, раскрываются все вопросы, с которыми зритель оставался после просмотра и наконец-то пролит свет на всё, что расследовалось. В плане детектива всё станет ясно, все детали сойдутся. И всё это связано с Амайей, с её жизнью, так что и её секреты будут раскрыты.

— Эта серия выделяется своей атмосферой, которая затягивается зрителя…
Трилогия — скрупулезное отражение романов, а они наполнены долиной Бастан, её чёрной магией. В этом месте обычно облачно, всегда идёт дождь, где климатические условия способствовали созданию мифологии со многим злыми и не очень существами.

— И не только мифологических, да?
— Эта трилогия также основана на реальных событиях, существовала ужасная секта, которая приносила в жертву детей. В истории много тёмного, и фильмы это точно передают.

— Каково было снимать в таком климате, пришлось имитировать условия?
— Нет, нет, дождь был настоящий. В кино нужен сильный дождь чтобы он был заметен при съёмках. Так что мы были мокрые много дней. Но это было не ужасно, потому что мы были готовы. Мы рассказывали историю о долине, в которой много дождей и это отличная атмосфера для триллера. В «Seven» например дождь идёт каждый день, кроме последнего. Долина Бастана и погода стали ещё одним персонажем этой трилогии.

-Вы снимали на натуре и жили там, трудно после этого выйти из роли?
— Мы снимали второй и третий фильм одновременно, так что было очень много работы. В таком фильме в главной роли Амайя была в каждой сцене, это уже большая работа, а два фильма — просто огромная. Так что, честно говоря, приходя домой у меня было только 8 часов на сон. Я падала на кровать, отключалась, а на утро были новые сцены. У меня не было времени приносить что-то домой.

— Есть ли какой-то приём чтобы сниматься в такой роли, съёмки же шли не в хронометрическом порядке?
— Это требует глубокой предварительной работы. Мы два месяца до начала съёмок работали за столом, основательно и дотошно, потому что это было главной сложностью представлять эмоциональное развитие персонажа. Если этого не сделать то в водовороте съёмок, особенно на натуре, где сложнее собраться, всё сильно усложняется. Или знаешь где эта женщина была до этой сцены, или ничего не получится.

— Играть сложнее чем кажется?
— Я думаю это работа сложнее чем кто-то может подумать. Люди видят результат, но за каждым фильмом много работы. Иногда виден только гламур, но гламур это один процент от всей нашей работы. Это только в день премьеры, одеваешь платье каблуки, чтобы пройти по красной дорожке и показать свою работу. За этим стоит 6 месяцев съёмок,четырнадцать часов в день и два месяца подготовки. Это у меня, а у Фернандо (Fernando González Molina) годы!

— Надо было работать с нематериальным, так же?
— Это эмоциональная работа, в которой используешь свои эмоции и психически меня это захватывало. Это работа и думаю есть люди, которые делают это осознанно. В этой работе надо знать человеческое поведение, чтобы знать как себя ведёт человеческое существо, чтобы знать почему персонаж ведёт себя так как ведёт, залезть в его кожу, и защищать его. Я уже 20 лет в профессии, и каждый раз я понимаю как это сложно. Но меня это захватывает и мне это нравится.

— А как вам часть работы звезды и красная дорожка? Вам это нравится?
— Мне это нравится в меру. Когда ты не хило отработал, хорошо прийти на премьеру и отметить результат. Это отмечание окончание работы и это нравится. Одеваешь вдруг каблуки и наряжаешься красиво и отмечаешь показ людям, для этого мы и делали, чтобы рассказывать истории которые трогают людей, чтобы они задумались, чтобы веселись ли переживали, чтобы встряхнуть немного эмоции.

— У вас были затруднения с паранормальным, с легендами долины и т.п.?
— Нет, потому что я в это не суюсь. В это мир я не вхожу. Я не очень верь в потустороннее. Это верования, и я не очень в них верю, хотя уважаю. На севере Испании много мифов, а Наварра одно из немногих мест в мире, где уживаются и мифы и религия. Я агностик.

— Много кинопремьер были отложены из-за коронавируса. Выходить на Netflix придаёт уверенности?
— Сейчас выходить на Netflix — это самое лучшее, к нашему сожалению одни кинотеатры не могут открыться, в других мало мест… и мне это очень горько, потому что я любитель кино, мне нравится смотреть фильмы в кинозале. Нету цвета экрана на домашнем телевизоре чтобы смотреть фильм. Но с другой стороны онлайн платформы замечательны, благодаря им то что мы делаем тут могут видеть во всем мире, и это раньше было немыслимо. Чтобы фильм снятый тут увидели во всем мире это подарок какой-то. Возможность снимать фильм, который во всём мире посмотрят — это подарок, потому что для этого мы и рассказываем истории, чтобы весь мир их увидел. Жаль, что не удалось выйти в кино. Но мы адаптируемся.

— Когда снимаешься в адаптации романа, лучше его прочитать или нет?
— Зависит…, у каждого по-своему. Мне Фернандо сказал, что лучше мне сосредоточится на сценарии, я с этим согласна. Романы Долорес Редондо по 600 страниц и всю эту информацию невозможно показать в кино, оно тогда будет двух часовым, или два часа с половиной. Надо оставить самое главное, в сценарии примерно 130 страниц. Поэтому интересней основываться на сценарии, именно это и будет сниматься. Но хорошо, что в сценарии была вся суть трилогии и Амайи, так что у меня не возникало необходимости открыть роман из-за того, что чего-то не хватало, но в какой-то момент у меня были вопросы к Долорес, потому что это она создала персонажа и её информация была принята.

— Какая сцена была самой сложной для съёмок?
— Конец фильма. Не могу много рассказывать, чтобы не спойлерить, но последняя сцена, в усыпальнице, была самой сложной. Трудно сыграть когда ты вдруг начинаешь всё понимать, но без слов. В этой сцене она понимает всё и почти ничего не говорит.

— Каково было для Марты Этура сниматься в последней сцене, в последний день съёмок?
— С большим сожалением, что кончается такой насыщенный проект, к которому так эмоционально привязалась. Но и с вдохновением, потому что он был опустошающим, и я хотела немного отдохнуть.

— Осталось что-то со съёмок?
— Когда у меня такой важный персонаж как Амайя Саласар я обычно оставляю себе куртку. У меня уже есть с „La vida que te espera“, там тоже был важный персонаж, и из всей трилогии. Если нет, то что-то от персонажа, из одежды или из дома.

— Здорово, наверное, когда гости, они это замечают, да?
— (Смеётся) Да, мне всегда говорят «о какая красивая лампа», и я им всегда говорю: да это из «Mientras Duermes». Зависит от персонажа. Из «AzulOscuroCasiNegro» я оставила себе одну из её юбок. Потом её одеваешь и у тебя как-будто кусочек её.

Источник: www.20minutos.es

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *