Рассказы Факундо Араны: «Карантинная история»

«Спокойной ночи всееееем…!»

С четвертого дня карантина, ставшего обязательным, каждый вечер крик этого ребенка гремел по всей зеленой зоне квартала. Ему было лет шесть, не больше, думаю. У меня много карантинных историй. Как журналисту мне пришлось работать дома потому, что меня относят к группе высокого риска по причинам, которые не относятся к тому рассказу. Дело в том, что когда мне больше всего хотелось выйти и освещать все и работать! — меня отправили домой.

Но надо сказать, что я понемногу привык писать мои колонки с привкусом балкона. Я никогда не осознавал, что эта смотровая площадка является порталом в пять сотен всевозможных историй, выходящих из каждого окна и балкона, обращенного к зеленой зоне моего квартала в сердце Реколеты. Я живу на перекрестке Лас Эрас и Хунин, на обратной стороне дома. Из гостиной открывается широкий, яркий вид. Я соорудил импровизированный письменный стол из журнального столика, здесь я и пишу в компании с мате и одиночеством.

Как вы знаете, многое произошло, что было видно с балконов. Мы пели Гимн 2 апреля, с искренним волнением аплодировали в 21 час работникам здравоохранения и всем, кто выходит на сражение с вирусом, чтобы не прерывалась цепочка снабжения нас всем необходимым. Пара импровизированных концертов, организованных теми, у кого есть инструменты, шутки и комментарии, которые рассмешили всех. Аплодисменты, отдаленные крики, музыка для всех и крик, чтобы ее выключили. И ребенок, с 21:30. Каждый вечер.

Даже не знаю, почему я в этот час сажусь и выключаю все в ожидании его «Спокойной ночи всееееем…!». Однажды кто-то крикнул ему в ответ. «Спаааасиииибоооо!». А через несколько дней присоединились другие голоса. «Спокойной ночииии!», «До завтраааа!»., «Спокойной ночи тебеее!». С течением дней голоса все присоединялись. Словно странным образом в заточении мы все уцепились за маленького ребенка, желавшего спокойной ночи.

Однажды посреди всех приветствий, посылаемых малышу в ответ, один человек спросил: «Как тебя зовуууут?». Мне это не пришло в голову. И через несколько мгновений: «Фабиаааан»! — ответил малыш из бог знает какой квартиры..

Дни шли и шли, и, клянусь вам, не было вечера, чтобы я не ждал пожелания спокойной ночи Фабиана. Я напрягал слух, пытаясь узнать, откуда раздавался голосок.

Пока однажды карантин не закончился. В этот же самый день маленький Фабиан перестал желать спокойной ночи в девять тридцать.

Из-за моих проблем со здоровьем я вышел на улицу намного позже. И по какой-то причине много раз в затворничестве я думал об этом ребенке и его прекрасной привычке приветствовать всех. Как для него прошли эти дни, когда он не мог никуда выйти. И я думал о его матери, которая просит его поприветствовать всех перед сном, не зная, что еще сделать, чтобы развлечь сына.

Много месяцев спустя, когда мой затянувшийся карантин остался далеко позади, а мир казалось забыл начало этого года, заполненное вирусом, страхами и карантином, не могу объяснить, почему у меня вырвалось из сердца. Я подошел к балкону и открыл дверь. Я вышел. Набрал воздуха. Немного посмеялся. И крикнул очень громко: «Фабиаааан!».
Время казалось остановилось.

В внезапно у меня скатилась слеза, а сердце выпрыгнуло из груди, когда я услышал: «Чтооооо?!».

Я крикнул от всей души: «Спокойной ночиииии!».

Вы поверите мне, что все зеленое пространство квартала начало аплодировать и приветствовать?

Спасибо, Фабиан.

Правильно будет сказать: рассказ мог бы закончиться здесь, и был бы уже прекрасен. Но я журналист, так что вы поймете, что я не мог не узнать больше. Иногда тебе мало истории, что дарит тебе Вселенная. Ты хочешь большего. А что еще я мог извлечь из этой истории, такой идеальной, такой чудесной?

У меня заняло некоторое время выяснение адреса маленького Фабиана. Он жил недалеко от перекрестка Урибуру и Лас Эрас. Я узнал номер телефона. Позвонил. Но уже не как несчастный под карантином, а как журналист, который ищет историю. Мне ответила молодая женщина, которая молча выслушала рассказ о том, что произошло. Она ни разу не перебила меня. Моя профессия слушать молчание, пока я сам говорю, говорила мне, что здесь что-то есть. Когда я закончил говорить, она пригласила меня выпить кофе в кондитерской дель Пилар. На перекрестке Лас Эрас и Хунин. Я пошел, думая, что познакомлюсь с маленьким Фабианом и его умной матерью, которая не приглашает домой незнакомца, каким бы журналистом он ни был.

Мать подошла к столику, где я сидел, у окна рядом с дверью. Она сердечно поздоровалась. И рассказала мне о причине, по которой ее сын не пришел с ней, хотя передавал привет.

У Фабиана болезнь, из-за которой он не может выходить из дома. У него обязательный карантин на неопределенное время. Его мама графический дизайнер и работает дома. В этой 2-комнатной квартире на обратной стороне дома ребенок проводит все дни. Любой гость должен буквально исполнять целый ряд предосторожностей, чтобы войти. Словно это пузырь, из которого Фабиан не может выйти. Одно открывание окна каждый вечер представляет из себя невообразимую опасность.

Когда началась вся эта история с обязательным карантином, он уже полтора года сидел дома. В тот самый миг, когда он узнал об обязательном карантине, он посмотрел в глаза матери и сказал, что люди из внешнего мира не смогут вынести карантин в своих домах. И он хочет что-нибудь сделать. Помочь всем потому, что он знает. Три дня он убеждал мать открыть окно, чтобы пожелать спокойной ночи. В своей головке Фабиан сделал вывод, что так все воспрянут духом, чтобы прожить эти дни, каждый день. И он не ошибся.

Я прощаюсь с матерью, оставляю ей мой номер телефона на случай, если ей что-нибудь понадобится.

Каждый день в 21:25 в зеленой зоне квартала Хунин и Лас Эрас сотни людей приветствуют друг друга из своих домов. Они аплодируют, здороваются, играют на музыкальных инструментах и кричат «спокойной ночи». Никогда не пропускают. И внезапно замолкают все. Ровно в 21:30 в абсолютной тишине слышно, как открывается окно.

«Спокойной ночи всееееем…!».

Источник: www.infobae.com

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *