Экологическое сознание от Наталии Орейро и Петер Лансани!

18+

Отгремела премьера фильма “Los ultimos”, в котором рассказывается о последствиях чрезмерной эксплуатации окружающей среды. И, действительно кажется, что будущее, которое показано в фильме вот-вот появится из-за угла.

Когда беседа бывает в баре, в целом, журналист держит диктофон на куче бумажных салфеток, пытаясь немного отфильтровать шумы, которые создают контакты керамики, ложек и дерева. И так как мании артистов порой поражают, сначала задается вопрос, не мешает ли им чего. Наталия Орейро шутит и говорит: чуть-чуть, но хотя, она не скрывает, что у нее есть TOC, (обсессивно-компульсивное расстройство — примеч.Mundo Latino) предпочитает не говорить на эту тему.
У Петера Лансани меньше замечаний, и он рассказывает, что в пять раз увеличивает громкость музыки в своем авто: “Я не знаю, почему. Мне следовало бы увеличивать ее в два или в три раза, потому что это большая разница между пять и десять, но… ладно…”. Оба снялись в “Los ultimos”, главной работе Николаса Пуэнсо. Для Лансани это первое знакомство с ним; для Орейро это третий раз, когда она работает с одной из ключевых семей национального кино.

“Первое мое сотрудничество с ними — это “Подпольное детство”, где все они продюсеры, затем идет “Вакольда”. Там я познакомилась с Нико (Николас Пуэнсо — примеч.Mundo Latino). Съемки этого фильма — это невероятно.
Я думаю, что у него есть талант во многих плоскостях, но думаю, что в качестве оператора он экстраординарный – рассказывает актриса –. Вся его семья “пропахла” кино, и это прекрасно — работать с ними во имя мира, который они транслируют. В моем случае, мне необходимо, чтобы мне передавались спокойствие и уверенность. Актер такой неуверенный … Когда они мне позвонили, я сказала “да”еще даже не прочитав сценарий”. Для главного героя сериала “Петух для Эскулапио,“ Пуэнсо очень хорошо смотрелся в сетах, и он хорошо доносил суть фильма. Но несмотря на то, что мы заранее готовились к съемкам, у него всегда были ответы на все возникающие вопросы”.

— Мы говорили о ТОС и, в общем, у людей, вовлеченных в мир кино, может быть много навязчивых идей.
Орейро: Насчет Пуэнсо-отца я не в курсе, потому что он не обращался ко мне, но Лусия и Николас очень уверенные в себе люди. Также этот фильм очень особенный, потому что в нем супер-игровой посыл с очень сложной и всеобъемлющей темой. Это более инди-фильм; тем не менее у него суперпродюсеры, а какие пейзажи… Там много всего соединено.

— Фильм показывает будущее, в котором идет война из-за природных ресурсов. Как вы справлялись с этой тематикой?
Лансани: Я научился очень многому. Мы были в Боливии с рассказом о будущем постапокалипсисе и нас встретили с подарком… Он очень актуальный. Неделя за неделей в новостях говорились какие-то вещи, которые как раз были в нашем сценарии…
Oрейро: Это Латинская Америка, которая уже не за горами. Мы говорим о беженцах и вынужденных переселенцах в эту окружающую среду и о ее чрезмерной эксплуатации.

— Как эти темы влияют на воспитание вашего ребенка?
Oрейро: Я стараюсь употреблять натуральные и органические продукты, но мы не знаем, что мы едим и пьем. Воздух, земля и вода загрязнены. Трудно увидеть что там в будущем… Мне стоило усилий стать матерью в смысле принятия решения о приходе кого-то в этот мир, но в то же время я думаю, что именно они, те, кто приходят с другим сознанием, отличным от того, что имело предыдущее поколение. В этом смысле я стараюсь иметь более позитивный взгляд, но, конечно, те, кто принимает решения, не дети …

Лансани: Это трудно, когда решения принимаются малым количеством людей, а страдают все. Первым местом, где мы снимались, был Пупо, рядом со вторым по величине озером в Боливии, которое было полностью сухим. Мы отправились на экскурсию, и из ниоткуда мы встретили старика, который жил один с десятью собаками. Благодаря моей камере я смог немного поговорить с ним, и я нашел в нем своего персонажа. Мы двигались дальше и вскоре встретили дом с тремя женщинами. Самая старая из них рассказала нам, что ее поколение заболевало раком от употребления непищевой воды, загрязненной горной промышленностью.

— Вы оба начали свою карьеру с очень юного возраста. Как вы тогда переживали популярность и какая она, по вашему мнению, сейчас?

Лансани: Что помогло мне и спасло меня — это моя опора: моя семья и мои друзья. Это трудная сфера деятельности, и здесь также есть очень плохие люди, возможно, ты даже не понимаешь, как такое может быть. Поэтому семья и друзья необходимы. Это самый важный пункт в жизни каждого.
Oрейро: Мне было очень одиноко. Я приехала в Буэнос-Айрес в 16 лет, а моя семья осталась в Уругвае. Я жила в гостиничном номере, хотя это было явно другое время. Я думаю, что тогда популярность не была такой, как сегодня. Существует глобализация, когда новость, даже если она ложная, мгновенно преувеличивается, и что-то выходит из-под контроля. В какой-то момент это может затронуть любого. Я не думаю, что это обязательно связано с возрастом. Когда я была девочкой, я была очень разговорчивой, и мне было трудно понять последствия, к которым могли приводить мои слова. За эти годы я лучше узнала себя и научилась оберегать.

Источник: www.perfil.com