Факундо Арана: «Смерть отца поделила мою жизнь на «до» и «после»»

18+

Сентябрь 2017 года

Участие в новой кампании Фундалеу дало возможность актеру по собственному опыту рассказать о том, каким ударом для человека становится диагноз рака. Также он вспомнил о Хорхе, своем отце, который умер в начале этого года.

В самую критическую минуту своей жизни, когда ему, еще подростку, диагностировали болезнь Ходжкина – рак, поражающий лимфатические узлы — Факундо Арана даже представить не мог, что ему уготовила судьба. Он даже подумать не мог, что к 45 годам у него будет прекрасная семья с Марией Сусини, и она родит троих детей – Индию (9) и близнецов Яко и Моро (7). Ни то, что став одним из самых желанных галанов Аргентины, он сейчас будет играть в «Мостах округа Мэдисон», успешном спектакле в Пасео Ла Пласа, где он исполняет главную роль вместе с Арасели Гонсалес. Тем не менее, актер не забывает о тех, кто помогал ему бороться с болезнью, он с честью несет звание посла Фундалеу и принимает участие в каждой кампании в пользу этого фонда.

— В чем заключается кампания «Солидарное объятие аргентинских полей»?
— Это одна из таких кампаний, о которых говоришь себе: «Почему мне не пришло это в голову?». И меня наполняет гордостью то, что Хайме Фини, бывший пациент Фундалеу, выдвинул эту идею. Он ездил в Ирландию и увидел мешки для силоса розового цвета. Когда он спросил, почему такой цвет, ему объяснили, что это связано с борьбой против рака. Так что, когда он вернулся в Аргентину, он связался с людьми из IpesaSilo и договорился с ними о том, что с каждой проданной единицы фирма будет жертвовать 10 долларов, из них 80% пойдет Фундалеу, а 20% — Онкологическому подразделению муниципальной больницы имени Рамона Сантамария в Тандиле.

— Какая хорошая инициатива для оказания помощи фонду с его ежемесячными расходами.
— Именно так. Это система сбора средств. А еще, когда кто-то увидит мешки розового цвета в поле, он спросит, откуда такой цвет, и это позволит распространять информацию о работе Фундалеу.

— И то, что инициатива исходит от такого же, как ты, бывшего пациента, говорит очень хорошо о работе фонда.
— Во всем этом есть романтика. Фундалеу, как колесо, которое не останавливается вот уже 60 лет, работая в области исследований, лечения пациентов и обучения специалистов по всей стране. Но он работает не один, а привлекает добровольцев. Вспомни, что раньше врач поддерживал ракового пациента скорее мужеством, чем знаниями.

— Как ни страшно это звучит, но раньше диагноз рака воспринимался, как уведомление о cкорой смерти.
— Ведь он был неизлечим. Так что врачу требовалось мужество, чтобы поддерживать умирающего. Сегодня же наоборот, медицина в состоянии бороться. И, благодаря тому, что есть соответствующие способы лечения, рак уже не то заболевание, которое нельзя преодолеть.

— Поэтому так важны свидетельства бывших пациентов, так ведь?
— Совершенно согласен. Когда я был ребенком, и у меня оказалась лимфома, я не знал никого, кто бы болел и выздоровел. Так что на все вопросы мне приходилось искать ответ самому.

— В какую-то минуту ты боялся самого страшного?
— Все мы люди, и к таким ситуациям относимся с удивлением и страхом. И, когда ложишься спать, а ночью все страхи сильнее, то спрашиваешь себя, что же с тобой будет.

— Если бы сегодняшний Факундо мог что-нибудь сказать тому мальчику, то что бы ты сказал ему?
— Ничего. Просто дал бы ему посмотреть мне в глаза и улыбнулся бы во все лицо, чтобы он понял. Ведь когда ты ребенок, все будущее перед тобой, как чистая страница. Но с диагнозом рака любого вида все становится вопросительным знаком.

— А ты много написал на своих страницах.
— И я ужасно счастлив, что они полны жизни. Там много чудесного и много печального, но это часть моей истории. Сегодня у меня замечательный период в жизни. И я доволен, что у меня есть с кем разделить старое и с кем написать что-то новое.

— В Марии ты нашел замечательную спутницу, да?
— Еще бы! Я бы не осмелился и мечтать о таком. Поэтому я говорю, что мое настоящее лучше некуда. Несмотря на то, что это год для меня особенный.

— Почему ты так говоришь?
— В феврале умер мой отец, Хорхе. И это поделило мою жизнь на «до» и «после». Но я должен быть благодарен за то, что он был со мной до таких лет, чтобы я мог радоваться рядом с ним. Все, чему он учил меня, мне пригодилось. Сегодня я не учу детей, а поддерживаю их, пока они не будут в состоянии идти самостоятельно.

— Сложная задача!
— Да, но это придает смысл всему. Им придется быть очень осторожными, чтобы не обидеть меня, когда они уйдут на свободу. А я должен быть очень осторожным, отпуская их, чтобы сделать это ни секундой раньше, ни секундой позже, чем следует.

— Подозреваю, что такая гармония пошатнется, когда девочка приведет жениха.
— Еще как! Здесь нет никакой романтики. Это удары судьбы (смеется). Но быть отцом – это великая благодать.

— Уже подтверждено, что «Мосты» будут в следующем сезоне в Мар дель Плата. Ты поедешь со всей семьей?
— Да, само собой. Это чудесная возможность, ведь у всех есть доски, так что будут заниматься серфингом целый день…

Нанси Дюре
Фото: Вирхиния Родригес

Источник: Pronto