Бенхамин Викунья рассказывает о любви, об Эухении Суарес и о своих самых сокровенных желаниях

«Эта беременность — волшебный момент, и я рад разделять ее с Чиной. Это будет мой пятый ребенок, и я не перестаю удивляться этому таинству жизни, этому волшебству …»


На протяжении всей беседы с журналом Hola Argentina несколько раз он говорил о перерождении, о том какие ставки он делает на жизнь и о праве быть счастливым. Возможно, в устах человека, который получил тяжелый удар, который только может вынести человек, он резонирует с еще большей силой. Бенхамин Викунья (38) переживает его настоящее, наполненное любовью со своими сыновьями Баутиста (9), Бельтраном (5) и Бенисио (2) и с Эухенией Суарес (25), с которой он вместе полтора года, они ждут ребенка и планируют пожениться — и его почти постоянная улыбка на фото, которые иллюстрируют эти страницы, проясняет ситуацию. Его радость еще больше усиливается его работой в Национальном театре Сервантеса, в котором он играет Эву Перон, по пьесе, написанной Copi и поставленной режиссером Marcial Di Fonzo Bo.

— Какая она, Эвита в твоем исполнении?
— Каждый процесс имеет свою специфику, и этот проект был очень особенным, потому что он требовал компромисса и большей эмоциональной и физической отдачи, чем другие персонажи. Это Эва через взгляд Copi, гениального автора, который представляет ее как бесстыдную женщину со страхом смерти и страхом забвения. Самое трудное было отказаться от уважения к иконе, которой я восхищаюсь и иметь свободу показать такую Эву, которая может преступить закон и раздражать зрителя.


— И каково тебе было оказаться в женской шкуре?
— Я не пытался сделать женщину. Поэтому есть моменты, когда я усугубляю свою женскую сторону, и я спасаю свое самое чувствительное место, мою женщину, и есть другие, где я использую силу мужчины, чтобы что-то защищать, чтобы показать храбрость и жестокость, которые может иметь мой персонаж. Это было похоже как будто ты плаваешь в двух водах одновременно. Более того, это работа, которая рассказывает не только о Эве, но также о ссылке и смерти, которые для меня не являются отдаленными темами.

— Как ты переносишь критику, успех, неудачу?
— Я пережил обе стороны — и успех и неудачу. Это фары или огни, которые указывают вам куда двигаться, но творчество и поиск себя как актера не проходят мимо. Я также считаю, что неудачи, которые мы переживаем должны давать нам больший опыт, чем успехи, потому что благодаря неудачам вы многому учитесь, как в жизни, так и в работе. Самое главное для меня — не наказывать себя если что-то пошло не так как я ожидал.

— Ты из тех актеров, которые пользуются своей популярностью в борьбе за престиж?
– Иногда внутри меня появляется предвзятый маленький дьявол, который говорит мне: «Ты не можешь делать это или то», но я также ценю преданность людей, когда я занимаюсь телевидением или еще чем-то массовым. Я упрекаю себя, я прощаю себя, и таким образом иду дальше.

– Ты читаешь о себе? Ты в курсе, что говорят о тебе?
–Я стараюсь всё это фильтровать, особенно сегодня, ведь через соц.сети весь мир может судить о вашей жизни и работе. Я не могу нравиться всем, и я знаю также, что есть много агрессии, много недовольства и зависти в том, что говорят обо мне. Очевидно, есть также любовь и восхищение, но всегда найдется то, что можно отфильтровать.


– В твоей новой работе есть такой момент когда кто-то говорит: “Каждый раз, когда включаю радио слышу новости о вас, Эва”. С некоторыми различиями, что-то похожее происходит в настоящее время и в твоей жизни: очень много обсуждают тебя, Чину, Пампиту … Как ты это переживаешь?
–Трудно контролировать других, это издержки моей работы. Я признаю, что есть многие вещи, которые меня раздражают и выходят за рамки, к моему сожалению. Мне кажется несправедливым, что такое представление обо мне имеют многие, и это вызывает у них жалость. Это очень тяжело, когда люди “перемывают нам кости” обсуждая наши личные дела или фото, которыми мы делимся в соц.сетях. Все это ощущается как провокация, как какой-то “роман”, о других, где я не могу вынести все тяготы жизни. Я стараюсь жить с некоторой свободой и не драматизировать, но это очень трудно.

— Но в какой-то момент ты злишься?
— Я стараюсь не делать этого, но есть столько искаженной информации о моей жизни, что это очень мешает. Что приводит меня в ступор — так это плохие намерения и отсутствие уважения…

–Как бы ты сейчас определил твое персональное настоящее?
–Как возрождение, с большим количеством света, с большой надеждой.

–Что привнесла Чина в твою жизнь?
– Смех, мудрость, общение, и много любви.

– Какой ты в паре: романтичный, ревнивый, независимый…?
–Все, что вы сказали. (Смеется). Я верный друг,, мне нравится жить не только ради себя, и я очень много делаю для человека, который рядом со мной, я щедро делюсь своими мечтами, образом жизни.

–Как ты “руководишь” такой большой семьей?
–Естественно. Я родом из сплоченной семьи: мои родители развелись, когда мне было 5 лет, а потом женились на других. Они потерпели неудачу из-за чего-то, но я верю в возможности, которые им представились, чтобы еще раз создать семью. Благодарите за любовь откуда бы она не пришла, и снимая все ярлыки я остаюсь с этим. Очевидно, что все изменения нуждаются в терпении и любви, чтобы все могли адаптироваться. Это постоянная учеба.

– Твои дети адаптируются?
–Драма, предрассудки и боль — это интерпретации взрослых, дети ищут мира и признают комфортные места, тепло, ласку, привязанность, и у моих детей всё это есть с обеих сторон.

–Каков ты в роли отца?
–Я определенно точно папа… На самом деле никто не научит как быть отцом. Я стараюсь быть максимально честным, веселым, глубоким, мудрым и близким. Я хочу быть другом для своих детей, но всё же устанавливаю ограничения. Роль отца — это то, во что я влюблен, это очень важная роль в моей жизни, и я живу ради них. Также нужно уметь ограждать их и предотвращать от всего, что происходит на их глазах чтобы иметь возможность реализовывать себя как личность, как партнера.

–Как проходит беременность Чины?
–Это волшебный момент, и я рад разделять его с ней. Это будет мой пятый ребенок, и я не перестаю удивляться этому таинству жизни, этому волшебству… И у меня есть огромное желание познакомиться с этим мальчиком или девочкой, который придет в нашу жизнь чтобы показать нам еще больше.


– Говорят, что, будет девочка.
–Мы еще не знаем пол. Чина только на третьем месяце. (N. de la R.: Хотя, ходят слухи что это будет девочка, близкое окружение говорит что пара не хочет узнавать пол до самых родов).

– А какова Эухения в роли мамы?
– Чине 25 лет и она нежная мамочка, я вижу ее каждый день с дочерью Руфиной(4). Это удивительная женщина, очень далекая от персонажа, который ей приписывают… — это хозяйка своего дома, которая обожает готовить и у которой хорошие друзья, и она очень любит домашний очаг. Разумеется, как тут не влюбится, тем более в мои 38 лет. Я полюбил ее за заразительную веселость и за любовь, которую она дарит моим детям.

–Недавно ты рассказывал о возрасте. В какие-то моменты ты все таки ощущаешь разницу?
— Ей 25 лет, но она начала работать совсем молоденькой девочкой, потеряла своего папу, стала очень молодой мамой, влюблялась, разводилась, узнавала мир… Она очень опытная, и я не чувствую этой разницы. И, кроме того, у нее есть любовь и щедрость, чтобы быть с кем-то, кто имеет незалеченную рану из-за смерти своей дочери. Нет и дня, когда бы я не думал о Бланке, я потерянный человек, и в этом плане Чина разделяет мою боль как может. Надо быть очень щедрым, чтобы сопровождать кого-то на этом пути. Я очень ценю эту ее отдачу, потому что это нелегко.

– Какие качества от тебя достались твоим детям?
–Я узнаю в них свою чувствительность, и то какие они в общении с кем-либо, и застенчивость. Я был очень застенчивым ребенком. Они хорошие парни –я не говорю, что я хорош, но они — да. Они щедрые, внимательные, уважительно относятся к людям, заботливые, и для меня это настоящая победа.

– Вы поженитесь с Эухенией летом?
– Ну, конечно же, я должен жениться! Мы живем сегодня, — это желание, это пока красивый проект, но мы не знаем когда это случится, потому что сейчас самое главное для нас это ожидание ребенка.

–Как ты справляешься со своей репутацией ловеласа?
— Мне это мешает. Для некоторых оценивать и классифицировать очень легко. Они вооружаются карикатурой и искажают меня. Я влюблен в жизнь, и в этом смысле я горжусь тем, как я ее проживаю.

–Твоя совесть спокойна?
–Ну, хорошо, давай расставим все на свои места. Меня называют ловеласом, но не убийцей, не насильником. Поэтому пока я могу смеяться над званием ловеласа еще сколько-то лет.

— У тебя есть какое-нибудь обсессивно-компульсивное расстройство?
–Ну… например я всегда проверяю хорошо ли я закрыл машину. Я уже сижу ем в каком-нибудь ресторане и все равно снова бегу проверять.

— И тебя также берет сомнение закрыл ли ты газ?
— Нет, это еще полбеды. В сожительстве я наполовину бродяга, я теряю вещи, немного рассеянный …

— Твоя величайшая добродетель?
— Пришло время для саморекламы! (Смеется). Моя перспектива и отличие в том, чтобы уметь видеть вещи и не задыхаться.

– А дефект?
– Считать что я все контролирую … Жизнь уже научила меня, что мы не можем ничего контролировать. Жизнь может быть более жестокой, чем мы себе представляем.

— Когда ты плакал последний раз?
— Вчера в театре. В гардеробной всегда есть попрошайка, который одинок и интроспективен, и я не могу пройти мимо. Я не просто плачу от горя и боли. Иногда я плачу от эмоций, которые помогают мне очищать и излечивать душу. Сегодня я живу в момент большого порыва души.


— Твое любимое изречение?
— «С любым может случиться».

— Твой страх?
— Страдания людей, которых я люблю, особенно моих детей. Что-то, что я должен отпустить.

— В кого ты веришь?
— В человека, в Бога, во вселенную … Я хочу верить в людей. И в любовь, как в великий двигатель.

— Ты посещаешь психоаналитика?
— Сейчас я пришел с длинного сеанса одного психолога, здесь в Аргентине, но у меня также были психологи и психиатры в Чили, где для многих людей нужно иметь болезнь или проблему, что проходить терапию. Мне кажется необходимым выговаривать все свои внутренние проблемы кому-то со стороны.

— Твои воспоминания?
— В детстве лошади галопом несут меня, мне нравится их благородство и эта загадка, которую они таят в себе.

-У тебя было счастливое детство?
— У меня была замечательная мать, которая содержала меня, которая крепко обнимала меня; сильный папа, но любящий и щедрый в то же время. Отчим, который также вправил мне мозги и показал мне другие вещи в мире; мачеха, которая готовила мне все мои любимые блюда… Не случайно я являюсь послом ЮНИСЕФ (9 сентября он едет в Палестину, чтобы снять документальный фильм), потому что я считаю, что самым важным этапом в жизни является детство, где мы действительно можем изменить какие-то вещи, мир.

— Тебе не нравятся люди, которые…
– Самодовольные и лицемеры.

– Тебя всегда заставляет улыбаться…
–Мои дети, их наивность и даже печальные воспоминания, которые я могу вызвать в памяти с некоторой радостью.

–В последнем интервью, которое Чина давала нашему журналу, мы спросили о ее личном желании относительно тебя, и она ответила: “Что бы мы были счастливы, я думаю мы этого заслуживаем”.
–Посмотри, как красиво сказано! Я полностью согласен с ней, я думаю, что быть счастливым — это право и обязанность. И мне хотелось бы верить, что каждый заслуживает чего-то лучшего, что называется счастьем.

– Как бы ты мог охарактеризовать это интервью?
— Ну, оно было наполнено тем, что я чувствую сегодня, каким-то возрождением, счастьем, у меня большие планы на жизнь, потому что в итоге когда мы говорим о беременности мы и делаем ставки на жизнь.

Иточник: www.hola.com.ar

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *