Факундо Арана: «Я не хочу быть актером для узкого круга»

«Сейчас очень счастливое время для меня. Потрясающе счастливое. Выбирая то что я хочу делать сейчас, выбираю то что заставляет людей смеяться», — говорит Факундо Арана (Facundo Arana) у которого слова не расходятся с делом. Два года он не снимался для ТВ, и вот он возвращаться в среду в 22:00 на канале Telefe, в романтическом комедийном сериале “Cuando me sonreís / Когда ты мне улыбаешься” вместе с Julieta Díaz. По словам Факу «мне уже очень хотелось снятся в каком-нибудь сериале», — и это не из-за скуки. В 2008 году, когда закончились съемки сериала «Vidas robadas» (кстати это сериал заставлял людей плакать), Арана отправился в тур по стране призывая всех сдавать кровь, эта компания называется “Donar sangre salva vidas”. Все это вылилось в документальный фильм вобравший в себя все его приключения от La Quiaca до Антарктики, и от Игуасу до вершины Aconcagua. И вот появился Gustavo Yankelevich, и сделал предложение от которого он не смог отказаться…

— Чем новый персонаж похож на персонажа из «Ты моя жизнь»(«Sos mi vida»)?
— А… вы на мне увидите тоже лицо. Секретов много не будет. Я не пытаюсь быть актером снобом, я не хочу быть актером для узкого круга, веселящим не многих. Я хочу понравится своей бабушкой которая будет смотреть телевизор. Тут тебя просят сыграть соль (дори, ми, фа…), и вот надо играть соль и не втирать всем что этот соль сыграть на скрипки Страдивари, потому что это не так.

— Выходить в тоже время что и “Un año para recordar”, у которого был плохой рейтинг, это дополнительный риск?
— Я стараюсь на это не смотреть. Это не моё дело. Рейтинг это одно из обстоятельств. Вот с «Vidas robadas», который собрал все награды, у нас было 14 пунктов(мало). Сегодня все говорят об «El elegido». Через два года никто не вспомнит какой рейтинг был у «El elegido», а через 15 лет никто не будет помнить что это за сериал был. На нашем телевидении полно людей которые держат программы в эфире независимо от рейтинга потому что их истории заслуживают внимания. Надо их уважить аплодисментами.

— За тобой как раз будет начинаться Пабло Эчарри («El elegido»).
— Да мы как бы на разных каналах. Мы с Пабло иногда говорим как бы хорошо однажды собраться и сделать что-то вместе.

— Это был бы дуэт. Нет? А тебе не приходило в голову заняться продюсированием сериала?
— Надо иметь много качеств, которых у меня нет. Надо быть организованным, с железными нервами… (задумался) Я лучше на гору взойду.

Арана лазает по горам. Ездит на мотоцикле, занимается серфингом… и всеми экстремальными видами спорта. Но еще он пишет короткие рассказы, фотографирует, и постоянно рисует… По его словам скоро он исполнит «мечту всей своей жизни»: опубликуется в журнале Fierro, вместе со своим другом, художником Juan Carlos Quattordio. «Я понял что могу рисовать когда мне было десять лет. И потом я уже не останавливался. Когда мне надо было что-то сказать моим старикам, я придумывал историю. И в ней отражалось все что у меня происходило. Маленького Факундо больше нет, но в письмах моей старухе он жив, как и то что со мной тогда происходило». Для фотографии социальной деятельности у Араны есть блог в Интернете, для творений с Quattordio еще один, и третий для личных целей. (на самом деле он всё публикует в своем твиттере)

— Ты очень активен в социальной сети Твиттер, у тебя есть блог. Ты не боишься что этот постоянный контакт с народом лишит тебя звездной таинственности?
— Нет. Это отличный способ сблизиться с людьми. Раньше мне приходили письма со всего митра, и у меня не было возможности на них ответить. Теперь же есть местечко, и кто хочет может зайти, и посмотреть что там есть мои штуки. В начале я от своего имени ничего не загружал, но однажды спросил себя: «Кому я должен давать объяснения», — и снял маску. И это было хорошо. Меня это очень веселит, и мне нравится реакция. Меня это вдохновляет продолжать.

Также его вдохновляют его дети (Индия, 3 года, и близнецы Яко и Моро, им почти 2), и женщина родившая их ему, модель и ведущая María Susini. Об этой «семье», которую сделал Арана, мало что известно потому что он считает «я хочу чтобы это была семья, а не аквариум». Но иногда он отвечает на вопрос каково ему быть отцом. «Я лучший отец, каким только могу быть. Если оценивать от одного до миллиона, то у меня миллион, потому что я на миллион стараюсь. Сравнивая меня с самим собой, я лучший в мире отец. Потому что больше стараться невозможно, души не хватает».

— Что те6я может вывести из себя?
— То чего нельзя исправить. Что что-то меня слишком бесит и потом отбесившись понять что бесился по не такому уж важному поводу. Не иметь возможности исправить уже случившееся. Не иметь возможности контролировать здоровье своих близких.

— Значит забудем тогда что ты тааакой хороший…
— У меня может быть серийный убийца внутри, как и у всех. Но выбираешь всегда сам, и стараешься выдать лучшее из себя. Теми же руками что могут поднять человека, ты его можешь толкнуть. Это выбор мировоззрения. Проблема в том что нормальное кажется чуждым. Это журналисты придумали про хорошего парня. Но есть много актеров которые занимаются социальной помощью, и делают гораздо больше чем я. Если у тебя узнаваемое лицо, и ты его не используешь для всего общего блага значит ты дурень. Когда на тебя уже не обращают внимания, когда 15 минут славы прошли, ты смотришь назад и говоришь почему я этого не делал. Со мной такого не будет.

Источник: www.clarin.com

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *